Процессуальный статус представителя в гражданском процессе

Правовой статус представителя в гражданском процессе

Дата публикации: 11.03.2019 2019-03-11

Статья просмотрена: 488 раз

Библиографическое описание:

Нижегородцева А. П. Правовой статус представителя в гражданском процессе // Молодой ученый. — 2019. — №10. — С. 193-196. — URL https://moluch.ru/archive/248/57112/ (дата обращения: 05.01.2020).

С момента принятия Гражданского процессуального кодекса [1] (далее — ГПК) Российской Федерации, прошло уже достаточное количество времени, однако сформировавшийся определенный опыт применения ГПК имеет некое сформировавшиеся отражение в правотворческой и правоприменительной практике. Кроме того, это отражение характерно выделяется в специальной юридической литературе и процессуальной теории. Стоит отметить, что некоторые положения, разрабатываемые законодателем, при особом внимании изыскателей, в некоторых случаях, а иногда и зачастую воспринимаются не в их современном виде, а как будто они были заимствованы, и использовались в трактовке предшествующих ГПК.

Мы полагаем, что на сегодняшний день стоит уделить особое внимание так называемому институту представительства в гражданском процессе, стоит отметить, что как правило в учебной литературе такой институт рассматривается по сформировавшейся схеме. Но к большому сожалению, подобная схема была еще представлена в советской научной литературе. В подобной литературе мы и сейчас встречаем некоторые определения и классификацию представителей в гражданском процессуальном праве. Стоит также обратить внимание, что такие определения соблюдают логичность предыдущего процессуального закона.

Особо стоит выделить проблемный вопрос, связанный с местом представителей среди субъектов гражданских процессуальных отношений. Как отмечают многие авторы, к сегодняшнему дню, наука гражданского процессуального права не может ясно ответить на вопрос о месте судебного представителя.

Безусловно, мы можем согласиться с тем, что с одной стороны, понятия представителя нет в определении лиц, участвующих в деле, как показывает практика, такой момент иногда может создавать некоторые недопонимания у практических работников. Однако, многие практики и теоретики процессуалисты говорят и о том, что на сегодняшний день гражданско-процессуальный кодекс в определённой степени наделяет фактически представителя аналогичными правомочиями, что и лиц, участвующих в деле.

Принято полагать, что в советском союзе практически всегда представителя относили к лицам, участвующим в деле, опираясь на имеющиеся у последнего полномочия. Но как известно принятый в 1995 году Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [2], к большому сожалению многих практиков и теоретиков, исключил представителя из числа особых лиц, участвующих в деле. Свои доводы он выстроил на той позиции, что судебный представитель не всегда может совершать некоторых процессуальные действия, в том случае, если у представителя нет на это определённых полномочий. Это свидетельствует о том, что у законодателя в этой части были резкие и достаточно обоснованные причины. Лица участвующие в деле, имеющие только процессуальный статус, среди которых выделяются следующие субъекты: прокурор, органы местного самоуправления и государственной власти, стоит отметить, что эти процессуальные субъекты не зависят от сторон и третьих лиц. Как правило, им не требуется при выполнении своих полномочий и выражений своего мнения, согласования позиции со сторонами и третьими лицами.

Сформовавшиеся мнения по сложившимся спорным правоотношениям, как правило разниться сомнением самого субъекта правоотношений. Как отмечают многие ученые, участвующие в деле лица, обладающие процессуальным интересом, выступают в суде в силу своих должностных обязанностей, соответствующих задачам и исполнительно-распорядительным функциям органа государственной власти или местного самоуправления. Эти органы, защищая интересы конкретного лица, преследуют цель защитить публичные интересы. Между ними и субъектами спора не возникает гражданско-правовых (частных) отношений. И для подтверждения полномочий этим органам не требуется их оформления по правилам, имеющим свои истоки в гражданском праве.

Со времени принятия Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 1995 года, по позиции законодателя, представителей начали называть лицами, содействующими осуществлению правосудия. Но в то же время, стоит обратить внимание, что некоторые практики и ученые процессуалисты на рубеже ХХ и ХХI столетий. Постепенно возвращаются к мысли о том, что представители не могут быть лицами, содействующими осуществлению правосудия, безусловно, представители имеют процессуальную заинтересованность в отличии от лиц, которые содействуют осуществлению правосудия. На практике же фактически происходит некоторое отождествление доверителей с их представителями. Вероятно, как бы это не оценивалось, но зачастую выступления представителей в судах приравнивает к объяснениям сторон и третьих лиц. Мы отмечаем, что представители всегда имеют точно такие же процессуальные полномочия, как и лица, участвующие в судебном процессе. Исходя из этого, представители не могут относиться к лицам, содействующим осуществляю правосудия.

Если рассматривать грамматическое толкование, в действующем Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации, то представители исключены на сегодняшний день из состава лиц, содействующих осуществлению правосудия.

Стоит отметить тот факт, что в Гражданско-процессуальном кодексе Российской Федерации и Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации изначально совсем по-разному решался вопрос о том, кто может быть представителем. Как известно в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации (п.5 ст. 59), в продолжении за законом об адвокатской деятельности и адвокатуре закреплено положение, в результате которого представитель организации это только адвокат, либо штатный работник организации. Однако, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации подобной нормы не воспринял. И в этой ситуации, даже до принятия Конституционным Судом России известного Постановления, п. 4 ст. 2 Закона об адвокатской деятельности был, безусловно, неприменим. Можно отметить, что закон об адвокатуре в некоторой степени нарушил сферу гражданских и процессуальных отношений, хотя он, ссылаясь даже на название, регулирует один из видов профессиональной деятельности. Как известно Гражданские процессуальные отношения регулируются Гражданским процессуальным кодексом, и согласно его ст. 1 приоритет отдается гражданским процессуальным нормам.

Читать еще:  Срок действия объяснительной записки

Однако, как известно в практике арбитражного процесса в России институт представительства регулировался совсем по-другому. Абсолютно любые лица могли быть представителями индивидуальных предпринимателей, а представителями юридических лиц — адвокаты либо штатные работники этой организации. Некоторые процессуалисты обращали особое внимание на абсолютно разные подходы к фигуре представителя, к примеру, в зависимости от таких факторов, как и кем являлся его доверитель, и видели в этом нарушение некоторых принципов равенства всех перед законом и судом, а также процессуального равноправия сторон. Кроме этого, стоит обратить внимание и на тот факт, что законодателем была использована неверная формулировка, из которой следовало, что представителем может быть руководитель организации. Между тем руководитель организации — не судебный представитель, а орган юридического лица, т. е. само юридическое лицо.

Многие теоретики относились к конструкциям, закрепленным в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации абсолютно по-разному. Например, И. В. Васильев предполагал, что упомянутое положение подходит для повышенной защиты прав и интересов организаций.

Ю. С. Пилипенко, отмечал, что вероятнее всего навязывание в качестве представителей исключительно адвокатов — это явная ошибка законодателя, поскольку «организации, органы государственной власти и местного самоуправления способны самостоятельно избирать наиболее квалифицированного, с их точки зрения, представителя, даже не обладающего статусом адвоката» [4].

На сегодняшний день желание ограничить допуск к представительству в суде особо остро выражается в законодательных проектах и в научной литературе. Практически всегда обоснованием служит конституционная норма о праве на квалифицированную юридическую помощь. Вопрос, связанный с понятием о квалифицированной юридической помощи, возникал еще в начале 90-х годов прошлого столетия. Стоит обратить внимание, что в судах стали выступать члены впервые появившихся правовых кооперативов. Однако у такой практики были и свои противники. Так профессор Н. А. Чечина, ссылаясь на действующую в то время Конституцию, полагала следующее, что кооперативы не могут заниматься представительством. По мнению профессора, только адвокаты могли быть судебными представителями. Мы отмечаем и тот факт, что и сегодня в обществе по-разному понимается понятие — квалифицированная юридическая помощь. У некоторых юристов это выражение ассоциируется с термином «эффективная юридическая помощь», такой термин как нам известно применяется в международном праве. Ряд практиков и теоретиков подобную помощь трактуют, как помощь, которую должны оказывать лишь лица, обладающими специальными познаниями в области права, в том числе, мы говорим и об изменении в законодательстве, так согласно вступившим не так давно поправкам, представители в судах в скором времени должны будут доказывать и подтверждать свое профессиональное образование. Эти изменения не могли бы произойти без негативных оценок представительства юристов, не являющимися адвокатами. К примеру, А. Д. Иванов указывает на то, что судьи не вникают в оценку профессиональных качеств представителя хотя бы по формальным показателям (сведения об образовании, опыте работы и пр.) [5]. Мы отмечаем и тот факт, что впервые именно в Законе об адвокатской деятельности сделана попытка создать условия для того, чтобы в адвокатской корпорации работали высококвалифицированные специалисты. Во-первых, это введение адвокатского экзамена. Во-вторых, предписание адвокатам постоянно совершенствовать знания и повышать квалификацию. Однако, мы не можем отрицать того факта, что специальные познания имеют только адвокаты в области знания.

Также мы говорим и о том, что право на квалифицированную юридическую помощь, нужно расценивать так же, как субъективное право лиц на определённый выбор представителя. В своих трудах известный теоретик и практик А. Г. Кучерена говорит о том, что право на квалифицированную юридическую помощь имеет двойственную природу. С одной стороны, это субъективное личное право человека, с другой — это важнейшая гарантия защиты всех иных прав и свобод. Исходя из вышеизложенного, автор предлагает установить адвокатскую монополию, но лишь в некоторых случаях:

− в уголовном судопроизводстве;

− в конституционном судопроизводстве;

− при представлении интересов государства в гражданском судопроизводстве;

− в международных судебных органах [6].

Мы отмечаем, что позиция законодателя была сразу достаточно определено выражена в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации, что нельзя сказать о Законе об адвокатской деятельности. Как известно, исходя из 5 главы, мы говорим о том, что право на квалифицированную юридическую помощь есть право лица выбрать себе представителя в своем процессе.

Исходя из логики законодателя судебное представительство на сегодняшний день в некоторой степени взаимодействует с институтом гражданско-правового представительства. Мы также отмечаем, что отношения между представителем и доверителем, это как правило частноправовые отношения, и такие принципы как свобода договора и т. п., распространяются на них в рамках гражданского права. В результате чего мы считаем, что нормы, которые ограничивают право на определённый выбор представителя, изначально противоречили так называемому цивилистическому началу.

Читать еще:  Срок действия госпошлины на регистрацию автомобиля

Также стоит отметить, что глава 5 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации на сегодняшний день, не содержит перечень видов судебных представителей, хотя ранее это было предусмотрено законодательством. Однако, их классификации, достаточно сильно устарели. Кроме того, при анализе действующего Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, мы можем сделать вывод о том, что организация представителем в процессе не выступает, а физическое лицо, является таким субъектом. Это свидетельствует о том, что законодатель стал различать представительство и защиту чужих интересов. Мы отмечаем так же и тот факт, что в редакции нового Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации определенный круг лиц, относящихся к представителям, изменился, так из него исключили организации, которые осуществляя свои задачи, вправе на основании закона обратиться в суд в защиту чужих интересов. Исходя из вышеизложенного, мы делаем вывод, что профсоюзную организацию скорее нельзя считать представителем. Мы предполагаем, что такая организация, скорее всего, будет участвовать в процессе на основании ст. 46 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации. В данной статье говориться о том, что организации могут заявлять требования в защиту прав, свобод и интересов других лиц только в случаях, установленных законом. Право участия в суде профсоюзов в защиту членов профсоюза установлено Законом о профессиональных союзах [7]. При подготовке данного материала, у нас возникает вопрос, лица, которые участвуют в деле, граждане, заявившие требования в защиту чужих интересов, остаются ли в составе лиц? Вероятнее всего, все зависит от основания, по которому они участвуют в том или ином процессе. В ряде моментов, когда граждане не находятся со сторонами/третьими лицами в семейных или гражданских отношениях, то на сегодняшний день существует федеральный закон, который устанавливает возможность гражданина предъявить требование в защиту чужих прав и интересов, также, если имеется просьба от субъекта спора, то граждане становятся лицами, участвующими в деле, а не представителями.

  1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 27.12.2018) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 46.
  2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 05.05.1995 N 70-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 19.
  3. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 25.12.2018) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 30.
  4. Володина С. И., Кучерена А. Г., Пилипенко Ю. С. Адвокатура. М. 2018. С. 123.
  5. Иванов А. Д. Проблемы судебного представительства и адвокатура // Ученые труды Российской Академии адвокатуры и нотариата. 2011. N 4 (23). С. 4.
  6. Кучерена А. Г. Указ. соч. С. 91.
  7. Федеральный закон от 12.01.1996 N 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (ред. от 28.12.2016) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 3.

Процессуальный статус судебного представителя

Ст. 34 ГПК не называет представителя среди лиц, участвующих в деле, следовательно в теории есть разные мнения на процессуальное положение судебного представителя:

1. одни авторы относят судебного представителя к лицам, участвующим в деле (Щеглов, Чечот, Осокина);

2. другие авторы относят к лицам, содействующим правосудию (М.С. Шакарян);

3. судебный представитель – самостоятельный субъект процесса (по Арбитражно-процессуальному кодексу РФ);

4. судебный представитель вообще не является субъектом гражданского процесса, т.к. допускается в процесс только для замены или дополнения дееспособности представляемого лица (“дублёр” стороны или третьего лица) (Евстфеева).

Наиболее предпочтительной является первая точка зрения, т.к.:

— представитель объективно и субъективно заинтересован в исходе дела;

— представитель выступает носителем процессуального интереса, иногда – и материального;

— т.к. представитель является “дублёром” стороны или третьего лица, следовательно, не может быть зачислен в другую группу лиц;

— представитель пользуется всеми процессуальными правами и обязанностями истца, т.е. стороны.

В отличие от ГПК ФЗ “Об исполнительном производстве” прямо определяет статус представителя стороны или третьего лица как лица, участвующего в исполнительном производстве (ст. 53 ФЗ).

Субъекты судебного представительства.

Субъектами являются представитель и представляемый.

В качестве представляемого, т.е. лица, которое выступает в деле через представителя, могут выступать физические, юридические лица; коллективные образования, которые не обладают статусом юридического лица (трудовой коллектив, комиссия по делам несовершеннолетних, родительский комитет и т.д.).

Право на участие через представителя принадлежит только гражданам и коллективным субъектам, которые являются лицами, участвующими в деле (стороной, третьим лицом, органы государственного управления), за исключением прокурора, который лично обязан участвовать в гражданском судопроизводстве.

Судья, секретарь, свидетель, эксперт, специалист, переводчик лишены права участвовать в гражданском судопроизводстве через представителя, обязательно их личное участие.

В качестве представителя могут выступать только физические лица, т.е. граждане, которые обладают полной дееспособностью, за исключением органа опеки и попечительства.

Могут быть представителями:

1. адвокаты: в соответствии с ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ” адвокат осуществляет процессуальную деятельность на профессиональной основе в зависимости от адвокатского образования, либо индивидуально (адвокатский кабинет), либо в составе коллегии адвокатов, адвокатского бюро или юридическая консультация;

Читать еще:  Срок обращения в ГИБДД после ДТП

2. работники организаций по делам этих организаций, которые осуществляют свою деятельность в силу служебного должностного положения (напр., юрисконсульт);

3. уполномоченные профсоюзов по делам работников, а также других лиц, зашита прав и интересов которых осуществляется профсоюзами (сотрудники платного аппарата общественных объединений: инспекторы или консультанты);

4. уполномоченные организаций, которым Законом, Уставом, положением предоставлено право защищать в суде других лиц:

1) работники организаций, участвующие в деле в качестве процессуальных истцов;

2) работники организаций, которые оказывают юридические услуги;

5. один из соучастников по поручению других соучастников (ч. 3 ст. 40 ГПК);

6. лица, допущенные судом в качестве представителя (ч. 6 ст. 53 ГПК);

7. РФ, субъекты РФ, муниципальные образования действуют в процессе через органы государственной власти или местного самоуправления, т.к. государственные органы и органы местного самоуправления – коллективные субъекты, то по делам РФ, субъекта РФ, муниципального образования в процессе будут выступать уполномоченные работники соответствующих органов.

Представителями не могут быть:

1. адвокаты, статус которых в установленном законом порядке приостановлен, прекращен (ст. 16, 17 Закона “Об адвокатуре…”), кроме случаев осуществления представительских функций, связанных с их служебным положением (напр., бывший адвокат работает юрисконсультом в какой-либо фирме);

2. адвокаты в период с момента прекращения партнёрского договора и до момента преобразования адвокатского бюро в коллегию адвокатов либо заключение нового партнёрского соглашения;

3. адвокаты иностранных государств по делам, связанным с государственной тайной РФ;

4. судьи, прокуроры, следователи, кроме случаев, когда они участвуют в деле в качестве представителей соответствующего органа или законных представителей;

5. родители в случае, если их интересы противоречат интересам детей (п. 2 ст. 64 СК).

Понятие, виды, основания законного представительства.

Данный вид называется “законным”, потому что представляемый не в состоянии сам выбрать себе представителя, и поэтому представитель таким лицам назначается законом. В качестве законных представителей могут выступать родители, усыновители, опекуны, попечители, приемные родители, а также иные лица, указанные в законе.

Родители

Представляют интересы своих детей в процессе до 18 лет, при условии, что их интересы не противоречат интересам детей. Основанием возникновения законного представительства в данном случае выступает факт родства, т.е. факт происхождения данного ребёнка от данного лица – представителя.

Согласно ч. 4 ст. 53 ГПК родители подтверждают свои полномочия в суде паспортом и свидетельством о рождении ребёнка.

Приёмные родители

Представляют интересы приёмных детей до 18 лет. Основанием законного представительства в данном случае выступает договор о передаче ребёнка на воспитание в приёмную семью между органами опеки и попечительства и приёмными родителями.

Приёмные родители подтверждают свои полномочия в суде договором о передаче ребёнка или удостоверением соответствующего образца (ст. 153.1 и ст. 153.2 СК).

Усыновители

Усыновители представляют интересы ребёнка в возрасте до 18 лет. Основанием законного представительства в данном случае является вступившее в законную силу решение суда об усыновлении (удочерении) ребёнка, которое было рассмотрено в особом производстве.

Полномочия усыновителей подтверждаются Свидетельством о государственной регистрации акта усыновления (когда усыновитель не записан в актовой книге рождения в качестве родителя) или Свидетельством о рождении ребёнка (когда усыновитель записан в качестве родителя ребёнка).

Опекуны

Опекуны являются законными представителями детей в возрасте до 14 лет, а также лиц, признанных судом полностью недееспособными. Основание – решение органа опеки и попечительства о назначении опекуна или прямое указание закона. Напр., ст. 39 Закона РФ “О психиатрической помощи и гарантиях прав её оказания” предусматривает, что в качестве законного представителя выступает администрация и медицинский персонал психиатрического персонала для лиц, которым ещё не назначен опекун. Полномочия опекуна подтверждается решением органа опеки и попечительства о назначении опекуна и соответствующим удостоверением.

Попечители

Являются законными представителями детей от 14 до 18 лет, а также лиц, признанных ограниченно дееспособными. Основание – решение органа опеки и попечительства о назначении попечителя или прямое указание закона. Полномочия подтверждаются решением органа опеки и попечительства или удостоверением соответствующего образца.

Характер судебного представительства совершеннолетних и полностью дееспособных граждан, которые находятся под патронажем (ст. 41 ГК) является дискуссионным, т.к. сочетает в себе элементы законного и договорного представительства.

Другие лица, которые могут выступать в качестве законных представителей:

1. ст. 50 ГПК (в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого не известно, суд назначает ему адвоката);

2. залогодержатель – п. 2 ст. 33 ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)” в случаях, когда залогодатель отказался от защиты своих прав на заложенное имущество, залогодержатель вправе использовать соответствующие способы защиты от имени залогодателя без соответствующей доверенности;

3. ст. 71 Кодекса Торгового мореплавания РФ “капитан судна в силу своего служебного положения признается представителем судовладельца и грузовладельца в делах, связанных с торговым мореплаванием при условии, что на месте нет других представителей судовладельца и грузовладельца”;

4. п. 2 ст. 1265 ГК: “в случаях опубликования произведения анонимно или под псевдонимом издатель выступает в качестве представителя автора до тех пор, пока автор не раскроет свою личность или не заявит о своём авторстве”.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector