Покушение на негодный объект судебная практика

§ 3. Квалификация покушения

Покушением на преступление (ч. 3 ст. 30 УК) признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Покушение отличается от приготовления тем, что является посягательством на охраняемый уголовным законом объект, а действия при покушении входят в объективную сторону совершаемого преступления.

При квалификации покушения возникают определенные трудности, связанные со сложностью в ряде случаев разграничить, с одной стороны, действия, входящие в объективную сторону совершаемого преступления и образующие, как следствие, покушение, и, с другой — действия, образующие лишь приготовление.

Интересно в этом отношении дело М., осужденного изначально за покушение на убийство. Изменяя квалификацию действий осужденного, Верховный Суд РФ указал, что М. всего лишь обратился к А. с предложением за денежное вознаграждение убить С., который мешал его коммерческой деятельности; разработал план убийства и заплатил предполагаемому исполнителю деньги. Однако поскольку А. обратился в правоохранительные органы, преступление не было доведено до конца по не зависящим от воли М. обстоятельствам, а содеянное М. надлежит квалифицировать как приготовление к преступлению, а не покушение на него, поскольку действий, непосредственно направленных на убийство потерпевшего, совершено не было .

БВС РФ. 2005. N 7. С. 14.

Объективная сторона покушения характеризуется тремя признаками: а) действие (бездействие) непосредственно направлено на совершение (исполнение) преступления; б) совершение (исполнение) преступления прервано; в) совершение (исполнение) преступления прервано по не зависящим от виновного обстоятельствам.

Покушение на преступление с материальным составом отличается от оконченного деяния тем, что здесь либо не наступают предусмотренные диспозицией статьи УК последствия, на причинение которых был направлен умысел виновного, либо последствия наступают, но в меньшем объеме по сравнению с ожидаемым виновным. Действия лица в обоих случаях квалифицируются по направленности умысла как покушение на совершение преступления, на которое был направлен замысел виновного.

В частности, как покушение на преступление следует квалифицировать преступные действия по совершению хищения в крупном или особо крупном размере, когда совершить такое хищение виновному не удалось по не зависящим от него обстоятельствам .

Пункт 16 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. N 4 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» // Судебная практика по уголовным делам / Сост. Г.А. Есаков. М., 2005. С. 23 — 28.

Однако от преступлений, в которых крупный (особо крупный) размер похищенного составляет преступное последствие, следует отличать преступления, в которых особо крупный размер преступного дохода составляет цель деяния (п. «б» ч. 4 ст. 162 УК, п. «б» ч. 3 ст. 163 УК). В таких случаях неполучение особо крупного размера преступного дохода не влияет на признание преступления оконченным, поскольку в реальности преступление совершено с целью завладения имуществом в особо крупном размере. Иными словами, неудавшийся разбой, направленный на завладение имуществом в крупном размере, следует квалифицировать как покушение на соответствующее преступление (т.е. по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 162 УК), поскольку завладение имуществом в крупном размере является в данном случае преступным последствием; и напротив, неудавшийся разбой, направленный на завладение имуществом в особо крупном размере, следует квалифицировать как оконченное преступление (т.е. по п. «б» ч. 4 ст. 162 УК), поскольку завладение имуществом в особо крупном размере является в данном случае всего лишь целью действий лица, оконченных по своей сути.

Покушение на преступление с материальным составом может также отличаться от оконченного деяния тем, что лицо исходно не успело совершить всех действий, составляющих объективную сторону преступления. Действия лица также квалифицируются по направленности умысла как покушение на совершение преступления, на которое был направлен замысел виновного.

Определенными особенностями, влияющими на квалификацию покушения, отличаются объективная и субъективная стороны в преступлениях, совершаемых в состоянии аффекта (ст. ст. 107, 113 УК) и при превышении пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. ст. 108, 114 УК). Для этих преступлений часто характерен неопределенный умысел, при котором квалификация производится в зависимости от фактически наступивших последствий, так что покушение в такой ситуации не может иметь места. Что же касается преступлений указанных типов, совершаемых с определенным умыслом, то здесь хотя и возможно покушение, однако содеянное, учитывая обстановку происшедшего и характер наступивших последствий, может иногда подпадать под признаки малозначительного деяния (ч. 2 ст. 14 УК).

Покушение на преступление с формальным составом отличается от оконченного деяния недоведением до конца преступных действий, образующих объективную сторону оконченного преступления.

Субъективная сторона покушения характеризуется только прямым умыслом.

При квалификации покушения следует иметь в виду, что покушение возможно не только с определенным, но и (хотя крайне редко) с неопределенным (неконкретизированным) умыслом. В таком случае содеянное квалифицируется как покушение на причинение наименее тяжких последствий из входящих в предвидение лица. Так, неудачно взламывая сейф и не зная о размере находящейся в нем суммы денег, лицо должно нести ответственность за покушение на простую кражу (при отсутствии иных квалифицирующих признаков) по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК.

В ряде случаев субъективная сторона содеянного позволяет разграничить покушение и оконченное преступление. С этим судебная практика сталкивается в тех случаях, когда покушение на совершение одного преступления по признакам объективной стороны полностью соответствует признакам состава оконченного преступления, описанного в другой статье УК. Так, если лицу причинен тяжкий вред здоровью (что охватывается диспозицией ст. 111 УК), то необходимо установить направленность умысла виновного. Если он был направлен на убийство, а в результате был причинен лишь тяжкий вред здоровью потерпевшего, то квалифицировать содеянное надлежит исходя не из фактически наступивших последствий, а как покушение на убийство, т.е. по ч. 3 ст. 30, ст. 105 УК. Если же умысел был направлен на причинение тяжкого вреда здоровью либо являлся неопределенным, то содеянное следует квалифицировать по ст. 111 УК.

В этой связи интерес представляет дело В. Согласно его обстоятельствам, пьяные М. и В. встретили незнакомого им гражданина Ш., пристали к нему и стали избивать, нанося удары руками и ногами, в том числе по лицу и голове. Желая причинить потерпевшему боль, М. в процессе избиения нанес ему удар ножом в плечо, причинив легкое телесное повреждение с кратковременным расстройством здоровья. Вслед за тем В. нанес Ш. этим же ножом удар в левую половину груди, причинив проникающее ранение в левую плевральную полость, отнесенное к тяжким телесным повреждениям. После этого М. и В. с места происшествия скрылись, а Ш. был подобран патрульным нарядом милиции и доставлен в больницу, где ему была оказана медицинская помощь. Верховный Суд РФ переквалифицировал действия В. с покушения на убийство на причинение тяжкого вреда здоровью, указав следующее. В ходе предварительного следствия и в судебном заседании В. утверждал, что, нанося Ш. удар ножом, он умысла на его убийство не имел, а хотел лишь причинить потерпевшему физическую боль. Эти объяснения В. подтверждены объективными данными. Из материалов дела видно, что удар В. был нанесен с незначительной силой, о чем свидетельствовала небольшая глубина раневого канала (1,5 см). После случившегося В. видел, что Ш. жив, однако каких-либо действий, направленных на лишение его жизни, не предпринимал, хотя имел такую возможность. Сам факт нанесения удара в левую половину груди при отсутствии других доказательств, подтверждающих умысел на лишение жизни потерпевшего, не может свидетельствовать о намерении В. совершить убийство . При оценке данного дела следует отметить как немаловажное обстоятельство отсутствие со стороны виновного каких-либо действий, ведущих к достижению преступной цели, при наличии возможности их совершить (в данном случае — дальнейших действий, направленных на лишение жизни). Как отмечалось Верховным Судом РФ и по другим делам , это может послужить весомым доказательством отсутствия прямого умысла на убийство и, как следствие, повлечь квалификацию преступных действий не как покушение на преступление, а как оконченное менее тяжкое преступление против здоровья.

БВС РФ. 1997. N 8. С. 9.

БВС РФ. 2004. N 3. С. 11 — 12.

За покушением на преступление следует либо стадия оконченного преступления (и тогда покушение поглощается последующей более тяжкой стадией), либо покушение прекращается добровольным отказом от преступления (и тогда вопрос об уголовной ответственности лица решается по правилам ст. 31 УК), и лишь недоведение покушения на преступление до конца по не зависящим от лица обстоятельствам позволяет в конкретных случаях говорить о наличии имеющей самостоятельное уголовно-правовое значение стадии совершения преступления.

Покушение на преступление в судебной практике принято классифицировать на оконченное и неоконченное.

Оконченное покушение имеет место тогда, когда виновный сделал все, что субъективно считал необходимым для доведения преступления до конца, однако по не зависящим от него обстоятельствам до конца преступление доведено не было. Например, лицо стреляет в потерпевшего с целью лишения жизни, но промахивается.

При неоконченном покушении виновный не сделал всего того, что субъективно считал необходимым для доведения преступления до конца. Например, лицо задерживается в момент проникновения в квартиру; у лица, нападающего на потерпевшего, выбивают из рук оружие; лицо прицеливается в потерпевшего с целью лишения его жизни, но оружие дает осечку и т.п.

При неоконченном покушении, когда виновный еще не совершил всех действий, необходимых для наступления задуманного результата, совершенное может охватываться признаками другого состава преступления. Например, лицо, пытаясь проникнуть в помещение с целью хищения имущества, разрушает дорогостоящую дверь, однако его задерживают. В данном случае виновный не успевает совершить всех действий, которые входят в объективную сторону кражи, а совершенное им деяние внешне охватывается признаками состава преступления, предусмотренного ст. 167 УК (умышленное уничтожение или повреждение имущества). Ответственность же в данном случае наступает за неоконченное покушение на кражу с незаконным проникновением в жилище (ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 158 УК) .

Пункт 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // БВС РФ. 2003. N 2. С. 2 — 6.

Различение видов покушения имеет значение для индивидуализации наказания и для констатации добровольного отказа от преступления (который по общему правилу возможен лишь при неоконченном покушении).

В судебной практике выделяется также негодное покушение: покушение на негодный объект и покушение с негодными средствами.

Покушение с негодными средствами представляет собой попытку совершить преступление с помощью таких средств и орудий, которые объективно в данном конкретном случае не могут причинить вреда (фактическая ошибка в средствах совершения преступления). При этом имеется умысел на совершение преступления, однако преступление не может быть окончено в силу того, что примененные средства не способны здесь и сейчас привести к осуществлению преступного деяния. Так, покушением с негодными средствами следует признать попытку лица убить потерпевшего из ружья, которое оказалось неисправным, или попытку отравить порошком, ошибочно принимаемым виновным за яд. Таким образом, при негодном покушении имеет место попытка реализации преступного умысла, действия виновного направлены на достижение преступного результата, однако последний не наступает по не зависящим от лица обстоятельствам (вследствие фактической ошибки). Поэтому негодное покушение надлежит квалифицировать как покушение на то преступление, совершить которое намеревался виновный.

Примером покушения с негодными средствами является дело С., который пытался убить управляющего совхозом Ш. Наведя ружье на потерпевшего, С. нажал на курок, однако из-за неисправности спускового механизма выстрела не произошло; как показал С., он не знал о неисправности ружья, поскольку ходил с ним до того на охоту. Верховный Суд РФ признал обоснованным осуждение С. за покушение на убийство .

БВС РСФСР. 1963. N 4. С. 5 — 6.

В Постановлении Президиума Верховного Суда РФ по указанному делу упоминается о выделяемой разновидности покушения с негодными средствами — покушении с явно негодными средствами, т.е. покушении на преступление с использованием суеверий, наговоров, магии и тому подобных средств, объективно не способных в силу современных знаний о природе вещей и причинно-следственных закономерностях объективной действительности повлечь общественно опасные последствия, желаемые лицом. Как указал Верховный Суд РФ, такое негодное покушение (когда субъект в силу суеверия или явного невежества пытается посредством сверхъестественных сил причинить кому-либо вред) не влечет уголовной ответственности и расценивается как своеобразное обнаружение умысла. К этому необходимо сделать одно важное уточнение: ненаказуемым обнаружением умысла такие действия будут только в том случае, если они используются лицом по суеверию или явному невежеству; лицо, осознанно использующее якобы сверхъестественные силы с целью причинить вред здоровью и даже жизни впечатлительных людей, в случае наступления общественно опасных последствий подлежит уголовной ответственности.

Если действия, совершенные лицом при покушении на одно преступление, содержат одновременно признаки иного оконченного преступления, все содеянное надлежит квалифицировать по правилам идеальной совокупности как оконченное преступление и как покушение на другое преступление. Например, лицо на почве личных неприязненных отношений поджигает дом потерпевшего в ночное время, с тем чтобы лишить его жизни. Однако потерпевшему удается спастись. Квалификация содеянного должна осуществляться по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК, а также по ч. 2 ст. 167 УК.

Следует также обратить внимание на то, что квалификация действий как покушение на преступление является в ряде случаев юридической фикцией: в реальности оконченные по своему фактическому содержанию действия квалифицируются как покушение. Такой прием квалификации обусловлен субъективной фактической ошибкой виновного в отношении объективных признаков совершаемого деяния: им предполагается существование неких обстоятельств, влияющих на квалификацию содеянного, однако в реальности они отсутствуют. Так, как покушение на незаконное приобретение наркотических средств следует квалифицировать действия лица, приобретающего сбываемые ему под видом наркотиков вещества ; изнасилование потерпевшей, ошибочно полагаемой несовершеннолетней, подлежит квалификации по ч. 3 ст. 30, п. «д» ч. 2 ст. 131 УК; и т.п.

Читать еще:  Правильное оформление договора купли продажи автомобиля

Пункт 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» // БВС РФ. 2006. N 8. С. 3 — 11.

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В УСЛОВИЯХ ФАКТИЧЕСКОЙ ОШИБКИ

Курченко В.Н., к.ю.н., председатель судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда.

В действующем уголовном законодательстве отсутствует норма об ошибках. Поэтому вопросы о понятии, видах и значении уголовно-правовых ошибок разрабатываются в теории уголовного права. Ошибка в уголовно-правовой литературе характеризуется как «неправильное представление», либо «неверная оценка», либо «заблуждение лица» относительно юридических или фактических обстоятельств совершаемого им общественно опасного деяния (или относительно общественной опасности и противоправности деяния) .
———————————
Фаткуллина М.Б. Юридические и фактические ошибки в уголовном праве: Проблемы квалификации: Дис. канд. юридических наук. Екатеринбург, 2001. С. 18.

Ошибка — это неправильное действие, неправильные мысли. Уголовное право интересует такая ошибка в сознании виновного, которая при мобилизации воли на совершение деяния приводит к неверному результату. При ошибке человек сопоставляет действительность со значением о ней и по-своему ее воспринимает и оценивает, а в конечном счете знание оказывается неверным. Причины ошибки в основном субъективны, что и отражается на уголовно-правовом ее значении. Ошибку отличает осознанность, то есть способность и возможность предвидения (правильного, верного представления) лицом цепочки развития событий (их последовательности), а также их окончательной оценки.

Вопрос об ошибке тесно связан с принципом субъективного вменения, поскольку в содержание вины входят не только истинные, но и ошибочные представления лица о характере совершаемого деяния и его социальном значении.

Ошибка — это неверная оценка лицом, совершившим преступление, своего поведения, его последствий или фактических обстоятельств дела; заблуждение лица относительно характера и степени общественной опасности совершенного им деяния и его противоправности. В юридической литературе существует несколько классификаций ошибок в праве по различным критериям. Так, по причинам возникновения их подразделяют на извинительные (невиновные) и неизвинительные (виновные); по значимости и влиянию на квалификацию — на существенные, которые изменяют квалификацию содеянного, и несущественные, которые никак на этой квалификации не отражаются. Но основная классификация ошибок проводится по предмету. По этому критерию все они подразделяются на юридические и фактические (ошибки в фактических обстоятельствах дела).

Юридическая ошибка — это неправильное представление лица о преступности и наказуемости деяния, его квалификации и пределах уголовной ответственности за содеянное. Выделяют три ее разновидности: ошибка в преступности деяния, ошибка в квалификации и ошибка в наказуемости деяния.

Фактическая ошибка — это неверное представление лица о фактических обстоятельствах деяния и его последствиях. В юридической литературе выделяют четыре ее разновидности: ошибка в объекте посягательства; ошибка в предмете преступления; ошибка в личности потерпевшего; ошибка в признаках объективной стороны.

Выделяют следующие ошибки в признаках объективной стороны:
1. Ошибка отклонением действия.
2. Ошибка в средствах.
3. Ошибка в развитии причинной связи.
4. Ошибка в факультативных признаках объективной стороны.

Рассмотрим так называемую ошибку отклонением действия. Это вид фактической ошибки, когда осуществление преступного намерения в отношении другого потерпевшего происходит не вследствие того, что виновный ошибочно принимает его за человека, которого, например, он намерен лишить жизни, а вследствие каких-то других причин, которые от него не зависят.

Ошибка отклонением действия несколько напоминает ошибку в личности потерпевшего. Здесь также вред причиняется не тому лицу, на которое посягал обвиняемый. Но в отличие от этой ошибки в личности при ошибке отклонением действия опасности причинения вреда одновременно подвергаются два лица: то, на которое совершено посягательство, и то, которому фактически причинен вред. Например, виновный выстрелил в человека, но промахнулся, так как потерпевший в момент выстрела шагнул в сторону, и пуля попала в другого, находившегося здесь же, причинив ему вред средней тяжести. В данном случае содеянное должно квалифицироваться как покушение на то преступление, которое хотел совершить виновный, и как неосторожное фактическое причинение вреда. В судебной практике встречаются иные варианты квалификации при ошибке отклонением действия.

Так, приговором Свердловского областного суда Логинов осужден за покушение на убийство из корыстных побуждений общеопасным способом по ст. 15, п. п. «а», «д» ст. 102 УК РСФСР и по ч. 1 ст. 109 УК РСФСР за умышленное причинение вреда средней тяжести.

Логинов взобрался на крышу дома и, дождавшись появления у подъезда дома Азановой, с целью убийства потерпевшей произвел из карабина прицельный выстрел. Однако данным выстрелом Логинов поразил не Азанову, в которую он целился, а ее супруга Кокорева, находившегося в тот момент рядом с ней. Кокореву было причинено сквозное пулевое огнестрельное ранение подмышечной области, причинившее здоровью вред средней тяжести .
———————————
Архив Свердловского областного суда 1995 года. Дело N 2-26.

По данному делу вызывает сомнение правильность применения п. «д» ст. 102 УК РСФСР. Опасность способа убийства должна оцениваться не абстрактно, а в конкретной обстановке совершения преступления. Прицельная стрельба из карабина пулей в одного из двух граждан у подъезда дома, когда Азанова стояла в 0,5 метра от Кокарева, не свидетельствовала об опасности убийства для многих людей. Виновный преследовал цель лишения жизни определенного лица (Азановой). Под общеопасным способом убийства понимается такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица. В этой связи убийство по данному делу, совершенное путем прицельного выстрела с учетом качества заряда пули, расстояния до жертвы, не создавало опасности для жизни и здоровья иных лиц и не может быть квалифицировано по этому признаку. Опасность должна быть реальной, а не мнимой.

К-н был осужден за неосторожное убийство Ш. и покушение на убийство О. и К. Было установлено, что О. и К. напали на улице на К-на, избили его, а позже пришли к его дому, кричали, вызывали его для расправы, разбили стекло в окне. К-н схватил ружье, зарядил его одним патроном, выбежал на улицу и выстрелил в убегавших О. и К. В это время к дому К-на по склону оврага поднималась группа молодежи, среди которой находилась Ш. Она-то и была убита картечью. По обстоятельствам, которые изложены, К-н не предвидел, но мог и должен был предвидеть причинение смерти не только О. и К., но и другим лицам. В данном случае умышленное действие, направленное на убийство О. и К., повлекло смерть Ш.

Эта смерть явилась результатом неосторожности К-на. Совершенное им преступление судом правильно квалифицировано в этой части по ст. 106 УК РСФСР.
———————————
Бородин С.В. Ответственность за убийство: Квалификация и наказание по российскому праву. М.: Юрист, 1994. С. 159.

Поэтому при так называемом отклонении действия возникает вопрос о признании лишения жизни, совершенного по неосторожности. Ошибка же в личности потерпевшего при убийстве не изменяет формы вины и не оказывает влияния на квалификацию. Итак, ошибка отклонения действия связана не с заблуждением в личности, которую виновный хотел лишить жизни, а с наличием каких-то других причин, которые не зависят от виновного. Ошибки в личности потерпевшего в приведенном примере по делу Логинова нет. Так как виновный абсолютно точно знал свою жертву, визуально держал ее под своим контролем. Однако он недооценил возможное поведение потерпевшей, имеющиеся факторы, обстановку, в которой совершалось это деяния.

Иными словами, имела место недооценка обстановки совершения преступления.

Можно согласиться с тем, что В.А. Якушин подчеркивает, что в подобных случаях никакого отклонения в действиях самого виновного нет, отклоняется лишь объект преступного воздействия (потерпевший). По мнению этого ученого, правильнее было бы говорить не об отклонении в действии виновного, а об отклонении объекта воздействия (потерпевшего) . Мы разделяем точку зрения, что по существу эти случаи представляют ошибку в оценке развития причинной связи .
———————————
Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. Изд-во Казанского ун-та, 1988. С. 88.

Советское уголовное право: Общая часть / Под ред. М.А. Беляева и М.И. Ковалева. М.: Юрид. лит., 1977. С. 200.
Ошибка в средствах.

Ошибка в средствах выражается в использовании лицом иного, чем было запланировано, средства для совершения преступления .
———————————
Уголовное право: Общая часть: Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997. С. 210.

По ошибке используется другое средство, столь же пригодное для достижения преступного результата. Например если при намерении совершить убийство виновный вместо одного яда использовал другой яд. Подобная ошибка в средствах не меняет сущности деяния и его квалификации. Для уголовного права в принципе безразлично, совершено, например, убийство с помощью яда или пистолета.

Для совершения преступления используется средство, сила которого, по ошибочному представлению субъекта, представляется заниженной. Если использовано средство, сила которого по ошибке лицом занижена, содеянное квалифицируется как неосторожное причинение вреда. Например, желая причинить телесные повреждения, виновный стреляет в потерпевшего, уверенный, что ружье заряжено солью, хотя там фактически находится боевой заряд, в результате чего потерпевшему причиняется смертельное ранение .
———————————
Уголовное право. Часть Общая: В четырех томах. Том 2: Пределы и виды дифференциации уголовной ответственности / Отв. ред. И.Я. Козаченко. Екатеринбург, 1992. С. 68.

Для совершения преступления по ошибке используется средство, оказавшееся непригодным. Лопатина на почве личных неприязненных отношений решила убить своего знакомого Чурикова. Реализуя возникший умысел, она вооружилась газовым револьвером марки «РГ-9», будучи уверенной, что оружие боевое. Предложила Чурикову лечь на диван, накрыла его голову подушкой для снижения шума и с целью лишения жизни произвела выстрел в голову потерпевшего. В результате произведенного выстрела произошло возгорание подушки, после чего Чуриков обезоружил Лопатину, вырвав из ее руки газовый револьвер. Довести до конца свой умысел на убийство Лопатина не смогла по независящим от нее причинам, поскольку выстрел был произведен через подушку газом, содержащимся в патроне заряженного револьвера. Суд признал, что Лопатина совершила покушение на убийство. Она в силу своего возраста (19 лет) и жизненного опыта сознавала, что выстрелом из револьвера лишает потерпевшего жизни, желала этого, но не достигла преступного результата вследствие заблуждения относительно свойств применяемого оружия .
———————————
Архив Свердловского областного суда. 2000. Дело N 2-359.

Средства, непригодные для совершения преступлений и ошибочно принятые субъектом за те, с помощью которых можно достичь преступного результата, именуются в литературе непригодными средствами или покушением с негодными средствами.

Критерий разграничения покушения на негодный объект и покушение с негодными средствами в характере причин недоведения преступления до конца.

Много ошибок в судебной практике вызывает понимание покушения на негодный объект, когда, в частности, вследствие особых свойств предмета посягательства действия виновного не посягают на намеченный им объект уголовно-правовой охраны и не могут фактически причинить ему вреда.

Особенность такого негодного покушения состоит в том, что преступление не может быть окончено в силу фактической ошибки, допускаемой виновным.

Например, если виновный, похищая непригодное к функциональному использованию оружие (боеприпасы, взрывчатые вещества), заблуждался относительно его качества, считая, что оно исправно, его действия образуют покушение на хищение оружия.

Вариант негодного покушения предусматривает п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6 от 10 февраля 2000 года «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе». Если лицо получает от кого-либо деньги или иные ценности якобы для передачи должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа и, не намереваясь этого сделать, присваивает их, содеянное им следует квалифицировать как мошенничество. Действия владельца ценностей в таких случаях подлежат квалификации как покушение на дачу взятки или коммерческий подкуп .
———————————
Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ (РСФСР) по уголовным делам. М.: НОРМА, 2001. С. 36.

Подсудимые Шаульский и Кузнецов являлись сотрудниками милиции. Шаульский занимал должность старшего дознавателя, Кузнецов ранее занимал в этом же отделении должность дознавателя, но затем приказом начальника УВД города Екатеринбурга переведен на должность старшего инспектора-программиста, но продолжал оставаться в отделении дознания.

Шаульский, полагая, что Кузнецов на законном основании занимается дознанием, является должностным лицом, вступил с ним в преступный сговор на получение взятки от Грачева, которому избрал меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Кузнецов в нарушение уголовно-процессуального закона проводил дознание по уголовному делу по обвинению Грачева по ч. 1 ст. 167 УК РФ. Шаульский по согласованию с Кузнецовым потребовал от Грачева взятку в виде денег за избрание подписки о невыезде. Грачев в присутствии Кузнецова передал Шаульскому 1000 рублей.

Свердловский областной суд признал, что по факту получения 1000 рублей Шаульский принимал участие в качестве пособника. Он считал, что Кузнецов является должностным лицом и правомерно проводит дознание по уголовному делу Грачева. Шаульский получил деньги в качестве взятки и передал их Кузнецову. Но последний дознавателем не являлся, поэтому действия Шаульского квалифицированы как покушение на пособничество в получении взятки по ч. 3 ст.

Покушение на негодный объект судебная практика

Костюка А., потребовали от хозяев деньги, золото и ключи от автомобиля с целью его угона. Но Костюк А. заявил, что ключи и документы от автомобиля находятся у его жены, которой нет дома, хотя они были у него в пиджаке. Поверив ему, нападавшие ключами не завладели и стали искать в шкафах ценные вещи и деньги. Костюк А. схватил для обороны нож и стал им угрожать злоумышленникам. Испугавшись, они убежали.

Суд, по мнению коллегии, дал неправильную оценку действиям виновных, поскольку они действий, непосредственно направленных на угон автомобиля, не совершали. Вывод суда о недоведении преступления до конца по не зависящим от виновных обстоятельств ошибочный, так как ничто не препятствовало им обыскать карманы потерпевшего и завладеть ключами от автомобиля или совершить его угон, используя иные средства и способы.

Покушение на негодный объект- судебная практика

Дж. Флетчерсчитает, что между приготовлением ипокушением не существует четкой грани.Для разграничения данных видовнеоконченных преступлений, как полагаетА.В. Наумов, «необходимо установить,является ли совершенное деяние частьюобъективной стороны готовящегося илисовершаемого преступления».

Покушение на негодный объект судебная практика

Однако, упорного сопротивления потерпевшей преодолеть не смог, отказался от своего намерения и избил ее на почве мести. На допросе показал, что добровольно отказался от попытки изнасилования.

Читать еще:  Уточнение границ земельного участка с увеличением площади

Дайте юридическую оценку действиям Баранова.

Согласно уголовного законодательства РФ изнасилованием признается половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей, которое наказывается лишением свободы на срок от трех до шести лет.

Для решения задачи необходимо определить состав данного преступления, итак: субъектом данного преступления является Баранов – лицо, подлежащее уголовной ответственности; субъективная сторона – вина, в форме прямого умысла, т.е. Баранов имел умысел совершить с Н.

Ответственность за поставление в опасность по советскому уголовному праву. Минск. 1964. С. 27-32).. Так, в Постановлении Пленума ВС РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ) указывается, что «покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам». В Постановлении Пленума ВС СССР по делу А. указывалось, что «покушение на совершение преступления представляет собой целенаправленную деятельность лица и может совершаться лишь с прямым умыслом, так как, не желая достигнуть определенного результата, лицо не может и покушаться на его достижение».

Покушение на негодный объект судебная практика убийство

О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» указывается, что если виновный похитил непригодные к функциональному использованию огнестрельное оружие, комплектующие детали к нему, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства, заблуждаясь относительно их качества и полагая, что они исправны, содеянное следует квалифицировать как покушение на хищение оружия (комплектующих деталей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств).

Рассматриваемым видом покушения охватывается и ошибка в наличии потерпевшего (например, лицо стреляет в муляж, принимая его за своего врага).

Покушение с негодными средствами имеет место тогда, когда лицо использует для совершения преступления средства и орудия, которые объективно, в силу своих свойств, не могут обеспечить его осуществление.

За приготовление к преступлению и покушение на преступление смертная казнь и пожизненное лишение свободы не назначаются.

Добровольный отказ от преступления— это окончательный отказ лица по собственной воле в силу любых мотивов от продолжения и доведения до конца задуманного преступления при сознании объективной возможности продолжения начатой преступной деятельности.

Признаки добровольного отказа:

1) отказ должен быть окончательным; мотивы отказа значения не имеют;

2)осознание лицом реальной возможности продолжения начатой преступной деятельности.

Правовое значение добровольного отказа.

Лицо не подлежит уголовной ответственности, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.

Другие ученые считают, что добровольный отказ при оконченном покушении возможен в редких случаях, когда есть разрыв во времени между деянием и наступившими последствиями.

Деятельное раскаяние— это деятельность лица после совершения преступления, направленная на оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, на добровольное возмещение имущественного и морального вреда или заключающаяся в иных действиях, заглаживающих вред, причиненный потерпевшему. Деятельное раскаяние может заключаться в изобличении других соучастников преступления, поиске имущества, добытого преступным путем.

Правовое значение деятельного раскаяния заключается в следующем:

3. Деятельное раскаяние является обстоятельством, смягчающим наказание.

В первом случае (стрельба в труп, куклу,изображавшую конкретного человека)объектом преступления является жизньчеловека, во втором (похищение предметов)— чужая собственность.

Дело заключаетсяв том, что в результате фактическойошибки, допущенной виновным, вред объектуне причиняется. Такая ошибка охватываетсяне зависящими от лица обстоятельствами,которые прерывают покушение.

В связи сэтим покушение на негодный объект(оконченное или неоконченное) следуетрассматривать как обычное покушение,и оно должно влечь ответственность наобщих основаниях, установленных вуголовном законе для такого родапреступных действий (в случае с похищениемпредметов виновный будет нестиответственность по ст.

Пособник. Выделяют два вида пособничества: физическое и интеллектуальное.

Физический пособник содействует совершению преступления предоставлением средств или орудий совершения преступления, устранением препятствий. Физическим пособником может быть также лицо, которое заранее обещало скрыть преступника, орудие или средство совершения преступления, следы преступления, предметы, добытые преступным путем. Физическим пособником также является лицо, которое заранее обещало приобрести или сбыть предметы, добытые преступным путем.

Интеллектуальный пособник — лицо, которое содействовало совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации.
Интеллектуального пособника следует отличать от подстрекателя.

Он помог Хрусталеву сдать в камеру хранения чемодан с вещами, после чего они пошли в ресторан. Во время застолья Хрусталев сильно опьянел. Воспользовавшись этим, Никонов незаметно вытащил жетон, с которыми направился в камеру хранения, чтобы похитить чемодан с вещами потерпевшего. При опускании жетона он был задержан.

Определите стадию преступления, совершенного Никоновым.

159. Лукиных был признан виновным в покушении на изнасилование Ветровой и осужден по ч.3 ст.30 и п.п. «в» и «д» ч.2 ст.131 УК РФ. Преступление им было совершено при следующих обстоятельствах.

В состоянии опьянения Лукиных пришел в квартиру Ветровой с целью изнасилования потерпевшей.

Знаменитый детектив, зная, что ближайший сподвижник одного из лидеров преступного мира профессора Мориарти — полковник Моран не простит гибели своего шефа, устраивает тому остроумную западню. По его заказу была вылеплена из воска голова и фигура самого Шерлока Холмса, последний одел ее в свой халат и поместил в кресло у освещенного окна, создавая иллюзию собственного присутствия в квартире. Полковник попался на эту удочку и с наступлением темноты произвел из заброшенного дома напротив выстрел в муляж (куклу) , изображающую прославленного детектива. В уголовно-правовой литературе такое негодное покушение иногда называется покушением на нереальный либо отсутствующий объект (например, вор взламывает сейф, думая завладеть находящимися в нем деньгами, но сейф оказывается пустым) .
Кудаева сорвала с шеи Узденовой золотую цепочку и, воспользовавшись остановкой троллейбуса, выскочила из дверей, пытаясь убежать, но была задержана потерпевшей. Казачков пытался помочь Кудаевой скрыться и стал удерживать Узденову, но подоспевшими гражданами Казачков и Кудаева были задержаны и доставлены в милицию.

Как должны быть квалифицированы действия виновных? Определите стадию совершенных ими преступлений.

162. Тимохин пригласил несколько подростков пойти с ним к кювету около полотна железной дороги, где неизвестные парни насилуют какую-то женщину.
При этом Тимохин заявил, что он также намерен вступить с потерпевшей в половую связь. По прибытии к месту преступления Тимохин спустился в кювет, где находилась потерпевшая, но тут же был задержан работниками полиции.

Статья 30 УК РФ. Приготовление к преступлению и покушение на преступление

Новая редакция Ст. 30 УК РФ

1. Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

2. Уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям.

3. Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Комментарий к Статье 30 УК РФ

1. Приготовление к преступлению — закрепленное в ч. 1 коммент. статьи совершение умышленного действия (осуществление бездействия), создающего условия для совершения преступления, если при этом преступное намерение лица не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

2. Приготовление к преступлению возможно как в действии (в частности, изготовление отмычек для совершения кражи, подыскание соучастников для совершения разбойного нападения), так и бездействием (например, незапирание кассиром сейфа или невключение охранником сигнализации для того, чтобы можно было беспрепятственно совершить хищение чужого имущества).

3. Признаки приготовления к преступлению: а) осуществление деяния, создающего условия для совершения преступления; б) создание этих условий умышленное; в) нереализованность созданных условий; г) осуществление преступного намерения прервано по не зависящим от виновного лица обстоятельствам (например, потеря виновным лицом изготовленного для убийства оружия).

4. Виды приготовления к преступлению получили закрепление в ч. 1 коммент. статьи.

4.1. Приискание лицом средств или орудий совершения преступления, т.е. приобретение любым способом (покупкой, принятием в дар, обменом, кражей и т.д.) виновным лицом орудий или средств для совершения преступления. Например, покупка в оружейном магазине охотничьего ружья и патронов к нему для того, чтобы совершить убийство.

4.2. Изготовление лицом средств или орудий совершения преступления означает частичное или полное производство предметов, используемых для опосредованного облегчения совершения преступления (если речь о средствах) или для непосредственного совершения преступления (если речь об орудиях). Например, изготовление самодельного пистолета для совершения убийства.

4.3. Приспособление лицом средств или орудий совершения преступления — это модификация виновным лицом предметов путем полного или частичного их изменения для того, чтобы они могли выполнить роль средств или орудий совершения преступления. Например, отпиливание ствола у купленного охотничьего ружья (превращение его в обрез) для того, чтобы можно было данное оружие тайно пронести в учреждение под пальто и совершить убийство.

4.4. Приискание соучастников преступления — это любые способы привлечения других лиц к совершению преступления в какой-либо роли. Например, подкуп сторожа, чтобы тот открыл ночью складские автотранспортные ворота.

4.5. Сговор на совершение преступления представляет собой взаимную договоренность о его совершении. Например, получение согласия от исполнителя на совершение преступления.

4.6. Иное умышленное создание условий для совершения преступления может выразиться, например, в проникновении под видом сантехника в жилище состоятельного гражданина и составление подробного плана помещений для предстоящего ограбления; в отключении (или невключении) сигнализации в помещении, где виновный намеревается совершить кражу; в прикармливании сторожевой собаки, с тем чтобы в условленное время беспрепятственно проникнуть на охраняемую территорию для совершения преступления.

5. Уголовная ответственность возможна лишь за приготовление к тяжкому и (читай: или) особо тяжкому преступлению (ч. 2 коммент. статьи).

6. Приготовительные действия (гораздо реже — бездействие) к совершению преступления необходимо квалифицировать по соответствующей статье Особенной части УК РФ со ссылкой на ч. 1 коммент. статьи.

7. Срок или размер назначаемого виновному лицу наказания не может превышать 1/2 максимального срока или размера наиболее сурового вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное (составом) преступление. При этом наказания в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы не применяются (ч. 2, 4 ст. 66).

8. Покушение на преступление — предусмотренное ч. 3 коммент. статьи умышленное действие (бездействие) лица, непосредственно направленное на совершение преступления (осуществление объективной стороны его состава), если при этом преступное намерение не было доведено до конца по не зависящим от данного лица обстоятельствам.

9. Недоведение преступного намерения до конца означает ненаступление общественно опасного последствия, например ненаступление смерти потерпевшего (ст. 105) или неосуществление всех предусмотренных диспозицией статьи УК РФ действий, в частности применение к потерпевшей насилия, но неосуществление полового сношения с ней (ст. 131).

10. Признаки покушения на преступление: а) виновное лицо совершает умышленное деяние; б) поведение лица непосредственно направлено на осуществление объективной стороны состава преступления; в) деяние виновного конкретизировано, т.е. направлено на определенный объект (предмет); г) преступление не доведено до конца; д) деяние прервано по не зависящим от виновного лица обстоятельствам (например, лицо, намеревающееся совершить убийство, не смогло произвести выстрел потому, что оказалось неисправным оружие).

11. Покушение может быть выражено как в форме действия, так и бездействием. Например, удар ножом в случае покушения на убийство (при активном преступном поведении) или отказ матери от кормления грудного ребенка с тем, чтобы лишить его жизни, если смерть ребенка не наступила в результате своевременного вмешательства посторонних лиц (при пассивном преступном поведении).

12. Некоторые правоведы считают, что в преступлениях с формальными составами покушение по общему правилу невозможно. Оно может встретиться лишь в случаях, когда совершение преступного действия осуществляется продолжительное время и может быть пресечено по причинам, не зависящим от воли виновного. Данная позиция представляется ошибочной, поскольку уголовное законодательство содержит ряд статей, описывающих преступления, покушение на совершение которых не связано с осуществлением виновным действий продолжительное время. Например, покушение на дачу взятки возможно в момент отказа от принятия вознаграждения потенциальным получателем взятки.

13. Покушение на преступление осуществляется с прямым умыслом. На это указывает ВС РФ . Вместе с тем можно допустить возможность покушения на преступление и с косвенным умыслом, например, если покушение на изнасилование осуществлено ВИЧ-инфицированным субъектом преступного посягательства (п. «б» ч. 3 ст. 131 и ч. 3 ст. 30).
———————————
См.: БВС РФ. 2005. N 8. С. 26; 1999. N 3. С. 2.

14. Иногда одно действие может свидетельствовать и о приготовлении к преступлению, и о покушении на преступление. Например, проникновение в чужое жилище для того, чтобы совершить убийство (в первом случае) или кражу (во втором случае). Здесь отличие приготовления к преступлению от покушения на преступление надобно проводить по сознательно-волевому отношению виновного лица к осуществлению предварительного преступного поведения.

15. Виды покушения на преступление: оконченное, неоконченное, негодное (посягательство на негодный объект или предмет, с негодным средством или орудием и т.д.).

15.1. Оконченное покушение представляет собой выполнение виновным лицом всех действий из числа намеченных им для достижения преступного результата. Преступный результат не наступает по причине, не зависящей от воли виновного. Например, злоумышленник, намереваясь совершить убийство, произвел выстрел, но промахнулся.

Оконченное покушение чрезвычайно близко оконченному преступлению и поэтому гораздо опаснее неоконченного покушения.

15.2. Неоконченное покушение — невыполнение виновным лицом всех действий из числа намеченных им для достижения преступного результата. Преступный результат также не наступает по причинам, не зависящим от воли виновного. Например, виновный, намереваясь совершить убийство, прицелился, нажал на спусковой крючок пистолета, но выстрела не последовало, произошла осечка. Здесь виновный не сумел произвести последнее действие, необходимое для достижения преступного результата, — произвести выстрел — по не зависящей от него причине.

15.3. Покушение на негодный объект или предмет. Преступное поведение направлено на объект или предмет, который не обладает теми признаками, которые вкладывает в него виновный. Например, А., желая убить В., произвел в него выстрел, однако В. умер до выстрела от кровоизлияния в мозг. Здесь имеет место покушение на негодный объект. Другой пример: желая совершить кражу денежных средств в сумме 5 млн. руб., виновный взломал сейф, но сейф оказался почти пуст, содержащаяся в нем сумма составила 30 руб. Это — покушение на негодный предмет.

15.4. Покушение с негодными средствами или орудиями. Виновное лицо для осуществления преступного намерения использовало такие средства или орудия, которые по своим свойствам не могли привести к достижению преступного результата. Например, виновный использовал для убийства неисправное огнестрельное оружие.

15.5. Покушение суеверными средствами — использование для совершения преступления сверхъестественных сил, которые с помощью обычного сознания, с точки зрения формальной логики объяснить невозможно (в частности, использование молитвы, заклинания). Данная разновидность покушения относится к числу покушений с негодными средствами и в отличие от иных видов покушения не влечет уголовной ответственности.

16. Покушение на преступление (за исключением покушения суеверными средствами) влияет на квалификацию общественно опасного деяния как преступления (кроме указания соответствующей статьи Особенной части УК РФ необходима ссылка на ч. 3 ст. 30), а также на срок или размер назначаемого наказания, которое не может превышать 3/4 максимального срока или размера наиболее сурового вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное (составом) преступление; устраняет возможность применения наказания в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы (ч. 3, 4 ст. 66).

17. В судебной практике порой принимаются ошибочные решения: приготовление к преступлению квалифицируется как покушение на преступление. Однако приготовление тем и отличается от покушения, что действий, непосредственно направленных на выполнение объективной стороны состава преступления, не производится .
———————————
См.: БВС РФ. 2005. N 7. С. 14.

18. Если приготовление к преступлению или покушение на преступление прекращаются по субъективным причинам, т.е. по воле лица, совершающего общественно опасное деяние, то имеет место добровольный отказ от совершения преступления.

Другой комментарий к Ст. 30 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. При квалификации приготовления следует иметь в виду, что при нем действия, образующие приготовление, не входят в объективную сторону подготавливаемого преступления.

Под орудиями совершения преступления следует понимать предметы, непосредственно используемые в процессе его совершения, увеличивающие физические возможности человека. Средствами совершения преступления являются предметы, вещества, энергия и приспособления, физические, химические и иные свойства которых используются для совершения преступления.

Под приисканием следует понимать приобретение, независимо от способа, средств или орудий совершения преступления. Это может быть покупка, обмен, приобретение во временное пользование, кража и др.

Изготовление отличается от приискания тем, что средства и орудия, необходимые для совершения преступления, создаются заново.

Приспособление средств и орудий совершения преступления предполагает их переделку из уже имеющихся в распоряжении виновного предметов.

Под приисканием соучастников понимается склонение третьих лиц к совершению преступления или их вербовка. Если лицу по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления, то оно отвечает за неудавшееся подстрекательство, квалифицируемое как приготовление к преступлению (ч. 5 ст. 34 УК РФ).

Под сговором понимается создание группы лиц, группы лиц по предварительному сговору или организованной группы для совершения преступления.

Под иным умышленным созданием условий для совершения преступления понимается устранение препятствий, изучение места совершения предполагаемого преступления и иная деятельность, направленная на обеспечение возможности совершить преступление.

2. При квалификации приготовления необходимо отличать его от не имеющего уголовно-правового значения обнаружения умысла. В данном случае само по себе высказывание намерения, не подкрепленное конкретными действиями, не может влечь за собой уголовную ответственность.

3. Покушение отличается от приготовления тем, что является посягательством на охраняемый уголовным законом объект, а действия при покушении входят в объективную сторону совершаемого преступления.

Объективная сторона покушения характеризуется тремя признаками: а) действие (бездействие) непосредственно направлено на совершение (исполнение) преступления; б) совершение (исполнение) преступления прервано; в) совершение (исполнение) преступления прервано по не зависящим от виновного обстоятельствам.

4. В судебной практике выделяется также негодное покушение: покушение на негодный объект и покушение с негодными средствами.

Для покушения на негодный объект характерно то, что реальный объект, на причинение вреда которому направлен умысел, вообще не ставится в опасность (например, попытка «убить» труп или украсть средства, ошибочно полагаемые наркотическими).

Покушение с негодными средствами представляет собой попытку совершить преступление с помощью таких средств и орудий, которые объективно в данном конкретном случае не могут причинить вред (фактическая ошибка в средствах совершения преступления).

Обе разновидности негодного покушения надлежит квалифицировать как покушение на то преступление, совершить которое намеревался виновный.

Статья 30. Приготовление к преступлению и покушение на преступление

СТ 30 УК РФ.

1. Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или
приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников
преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для
совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим
от этого лица обстоятельствам.

2. Уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому
преступлениям.

3. Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица,
непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было
доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Комментарий к Ст. 30 Уголовного кодекса

1. При квалификации приготовления следует иметь в виду, что при нем действия, образующие приготовление, не входят в объективную сторону подготавливаемого преступления.

Под орудиями совершения преступления следует понимать предметы, непосредственно используемые в процессе его совершения, увеличивающие физические возможности человека. Средствами совершения преступления являются предметы, вещества, энергия и приспособления, физические, химические и иные свойства которых используются для совершения преступления.

Под приисканием следует понимать приобретение, независимо от способа, средств или орудий совершения преступления. Это может быть покупка, обмен, приобретение во временное пользование, кража и др.

Изготовление отличается от приискания тем, что средства и орудия, необходимые для совершения преступления, создаются заново.

Приспособление средств и орудий совершения преступления предполагает их переделку из уже имеющихся в распоряжении виновного предметов.

Под приисканием соучастников понимается склонение третьих лиц к совершению преступления или их вербовка. Если лицу по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления, то оно отвечает за неудавшееся подстрекательство, квалифицируемое как приготовление к преступлению (ч. 5 ст. 34 УК).

Под сговором понимается создание группы лиц, группы лиц по предварительному сговору или организованной группы для совершения преступления.

Под иным умышленным созданием условий для совершения преступления понимается устранение препятствий, изучение места совершения предполагаемого преступления и иная деятельность, направленная на обеспечение возможности совершить преступление.

2. При квалификации приготовления необходимо отличать его от не имеющего уголовно-правового значения обнаружения умысла. В данном случае само по себе высказывание намерения, не подкрепленное конкретными действиями, не может влечь за собой уголовную ответственность.

3. Покушение отличается от приготовления тем, что является посягательством на охраняемый уголовным законом объект, а действия при покушении входят в объективную сторону совершаемого преступления.

Объективная сторона покушения характеризуется тремя признаками: а) действие (бездействие) непосредственно направлено на совершение (исполнение) преступления; б) совершение (исполнение) преступления прервано; в) совершение (исполнение) преступления прервано по не зависящим от виновного обстоятельствам.

4. В судебной практике выделяется также негодное покушение: покушение на негодный объект и покушение с негодными средствами.

Для покушения на негодный объект характерно то, что реальный объект, на причинение вреда которому направлен умысел, вообще не ставится в опасность (например, попытка «убить» труп или украсть средства, ошибочно полагаемые наркотическими).

Покушение с негодными средствами представляет собой попытку совершить преступление с помощью таких средств и орудий, которые объективно в данном конкретном случае не могут причинить вред (фактическая ошибка в средствах совершения преступления).

Обе разновидности негодного покушения надлежит квалифицировать как покушение на то преступление, совершить которое намеревался виновный.

Второй комментарий к Ст. 30 УК РФ

1. Объективные признаки приготовления к преступлению указаны в ч. 1 ст. 30 УК. Приискание средств или орудий совершения преступления — любой способ их приобретения (законный или незаконный): покупка, обмен, похищение, временное заимствование и пр. «Приискание» является общественно опасным (и потому наказуемым) действием постольку, поскольку злоумышленник завладевает предметами, необходимыми и достаточными для причинения вреда (орудием преступления) или совершения преступления (средством для этого). Один лишь факт завладения необходимым средством или орудием совершения преступления не может расцениваться как приготовление к преступлению в отрыве от предшествовавшего ему процесса, в котором нашли отражение другие существенные свойства его общественно опасной деятельности. Например, в ситуации, когда лицо подбирает с земли случайные предметы (в отличие от ситуации, когда оно их выбирает…), вряд ли можно усмотреть признаки приискания орудия преступления как формы приготовления к его совершению. Изготовление средств или орудий для совершения преступления обоснованно трактуется как их создание любым способом (кустарным или промышленным, легальным или нелегальным и пр.). Под приспособлением средств или орудий совершения преступления понимается изменение качества предметов материального мира с целью придания им свойств орудий или средств совершения преступления.

Приискание соучастников — процесс вовлечения в совершение преступления других лиц, склонение их к участию в совершении преступления в той или иной роли. Законодатель рассматривает склонение других лиц к совершению преступления (или участию в нем) не только с позиции роли подстрекателя к совершению преступления (или его организатора), но и как самостоятельную форму приготовления к совершению преступления в тех случаях, когда юридический факт соучастия не состоялся по не зависящим от воли злоумышленника обстоятельствам.

Сговор на совершение преступления — соглашение о совершении преступления, наличие которого рассматривается как самостоятельная форма приготовления к преступлению. При этом не имеет значения, кто явился инициатором соглашения: ответственность за приготовление к преступлению несут все его участники.

2. Круг его признаков не ограничен. В ч. 1 ст. 30 УК это отражено в формулировке: «иное умышленное создание условий для совершения преступления». Помимо уже известных (перечисленных выше) признаков, приготовлением к преступлению могут быть: разработка плана преступления, подготовка места совершения преступления, отравление собаки или подкуп сторожа, «нейтрализация» возможного свидетеля, устранение других препятствий для совершения преступления, изучение системы сигнализации (включая эксперименты по ее отключению). Критерием отграничения приготовления от формирования и обнаружения умысла является свойство относимости к юридически значимым обстоятельствам будущего преступления. С этих позиций приобретение мешков для выноса краденого имущества, как упражнения вора в гимнастике или покупка отравителем склянки для яда, является лишь обнаружением умысла. А создание плана преступления или подготовка места его совершения — приготовлением к преступлению.

Особенности объективных признаков приготовления таковы:

1) приготовление (действие или бездействие) создает условия для совершения преступления;

2) объективные признаки приготовления не входят в объективную сторону состава преступления, предусмотренного Особенной частью УК (не ставят объект в реальную опасность);

3) преступление не начато в силу обстоятельств, не зависящих от воли виновного.

3. Субъективная сторона приготовления к преступлению характеризуется умышленной формой вины. Основания ответственности за неоконченное преступление отличаются недостаточностью признаков объективной стороны состава преступления, которая должна компенсироваться определенностью признаков вины. Поэтому приготовление к преступлению (как и покушение на него) может быть совершено только с прямым умыслом.

4. Условия ответственности за приготовление к преступлению определяются в ч. 2 ст. 30 УК: уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлению. Пределы ответственности за приготовление к преступлению определяются в ст. 66 УК.

5. Объективные признаки покушения, описанные в ч.3 ст. 30 УК как действия (бездействие), непосредственно направленное на совершение преступления, по существу, определяются признаками состава преступления, предусмотренного Особенной частью УК. Под действиями, непосредственно направленными на совершение преступления, понимается, как минимум, начало исполнения преступления — вторжение в пределы объективной стороны состава преступления.

Особенности объективных признаков покушения:

а) начатое преступление не доведено до конца (совершены не все действия, предусмотренные объективной стороной состава преступления, или совершены все действия, но не наступили предусмотренные в законе последствия);

б) начатое преступление не доведено до конца по причинам, не зависящим от воли виновного.

6. Субъективная сторона покушения требует не только умышленной формы вины, но и определенности ее интеллектуального и волевого элементов. Поэтому судебная практика и доктрина трактуют покушение на преступление как деяние, совершенное с прямым умыслом.

Покушение на преступление квалифицируется по ч. 3 ст. 30 УК и соответствующей статье Особенной части УК.

7. Виды покушения классифицируются по различным основаниям. По степени реализации умысла покушение делится на неоконченное и оконченное. Неоконченное покушение имеет место в случаях, когда виновный не совершил всех действий, которые считал необходимыми для достижения своей цели по не зависящим от него обстоятельствам. При оконченном покушении лицо совершает все действия (бездействие), необходимые, по его мнению, для достижения цели, но преступный результат не наступает по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Объективный критерий оценки обстоятельств покушения имеет значение для установления признаков специфической разновидности оконченного покушения — негодного покушения. Этим критерием является причина, по которой действия (бездействие), необходимые и достаточные для достижения преступной цели, не привели к ожидаемому результату. По объективному критерию среди негодных покушений выделяется покушение с негодными средствами. При этом виде покушения преступный результат не наступает по причине использования виновным таких орудий или средств, которые не обладают свойствами, необхо

димыми для причинения вреда объекту (неисправное оружие, сода вместо яда, непригодная отмычка или лестница, которая оказалась слишком коротка для того, чтобы злоумышленник смог проникнуть в помещение через окно и т. д.). Покушение с негодными средствами наказуемо на общих основаниях, за исключением случаев использования абсолютно безвредных средств по крайнему невежеству или суеверию лица.

Покушение на негодный (ненадлежащий) объект имеет место в случаях осуществления посягательства на объект, которому не может быть причинен вред по причине:

а) отсутствия в предмете свойств объекта, на который посягает лицо (похищение денег, оказавшихся фальшивыми);

б) отсутствия предмета преступления (попытка совершить кражу из хранилища, оказавшегося пустым);

в) отсутствия как предмета, так и объекта преступления (выстрел, сделанный в труп, по ошибке принятый за живого человека).

Покушение на негодный объект наказывается на общих основаниях.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector