Содержание

Ст 51 конституции РФ в уголовном процессе

Статья 51 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 51 Конституции РФ гласит:

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к Ст. 51 КРФ

1. Показания лиц, которые обладают какой-либо информацией об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе конституционного, гражданского, уголовного, административного или арбитражного судопроизводства, — свидетелей, потерпевших, обвиняемых и истцов, ответчиков и др. — являются одним из важнейших процессуальных средств, с помощью которого обеспечивается установление обстоятельств уголовного дела и решение иных задач, стоящих перед правосудием. С учетом значимости показаний различных участников процесса и других лиц, привлекаемых к производству по делу, государство закрепляет обязанность свидетельствовать в качестве одной из важнейших юридических обязанностей граждан (ст. 64 ФКЗоКС, ст. 70 ГПК, ст. 42, 56 УПК), неисполнение которой в форме отказа от дачи показаний или дачи заведомо ложных показаний может влечь наступление даже уголовной ответственности (ст. 307, 308 УК РФ).

Вместе с тем Конституция России закрепляет в качестве одного из неотъемлемых право любого человека не свидетельствовать в суде или ином органе против себя самого, своего супруга и близких родственников. Это право служит гарантией, обеспечивающей достоинство человека (ст. 21), неприкосновенность его частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23, 24), возможность защиты им своих прав и свобод (ст. 45), рассмотрение дел в судах на основе презумпции невиновности и состязательности (ст. 49, 123).

Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как подчеркнул Конституционный Суд в Постановлении от 25 апреля 2001 г. N 6-П, в силу ст. 18 Конституции является непосредственно действующим и должно обеспечиваться — в том числе правоприменителем — на основе закрепленного в ч. 1 ст. 15 Конституции требования о прямом действии конституционных норм.

Наличие подобной гарантии, провозглашаемой на конституционном уровне, приобретает особый смысл, если учесть, что еще не так давно в нашем государстве признание обвиняемым по уголовному делу своей вины рассматривалось в качестве «царицы доказательств» и правоприменители всяческими способами добивались получения от обвиняемого такого признания.

Подпунктом «q» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах право «не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным» предусмотрено в качестве одной из гарантий при рассмотрении любого предъявленного лицу обвинения. Комментируемая статья 51 Конституции, однако, не ограничивает возможности осуществления этого права лишь сферой уголовного судопроизводства и, соответственно, вопросами установления виновности лица в совершении преступления. Сообразно этому в отраслевом законодательстве предусматривается право отказаться от дачи показаний не только для подозреваемого и обвиняемого (ст. 46, 47 УПК РФ), но и для потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, стороны в конституционном судопроизводстве (ст. 42, 44, 54, 56 УПК; ст. 35, 68 ГПК; ст. 53 ФКЗоКС) — лиц, чьи показания (объяснения) по собственному делу объективно, помимо их воли могут быть использованы во вред отстаиваемым интересам.

Из положения, закрепленного в ч. 1 комментируемой статьи 51 КРФ, следует несколько практических выводов.

Во-первых, любой человек вправе по своему усмотрению решать, свидетельствовать ему в отношении себя самого, своего супруга и близких родственников или отказаться от дачи показаний. При этом процессуальная роль допрашиваемого лица не имеет существенного значения: даже если человек формально не является подозреваемым или обвиняемым, от него нельзя под угрозой ответственности требовать показаний по делу, в котором имеются доказательства его причастности к совершению преступления (например, по делу, выделенному в отношении одного из соучастников преступления в отдельное производство). Точно так же не имеет значения для реализации закрепленного в анализируемой норме то, является ли супруг или близкий родственник допрашиваемого участником процесса (подозреваемым или обвиняемым).

Важной гарантией права лица отказаться от дачи показаний против себя самого является закрепленное в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК положение, согласно которому показания обвиняемого, подозреваемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника и не подтвержденные обвиняемым, подозреваемым в суде, признаются недопустимыми доказательствами. Данное положение направлено на предотвращение случаев возможных злоупотреблений служебным положением со стороны сотрудников органов предварительного расследования, добивающихся в нарушение ч. 1 комментируемой статьи в ходе дознания или предварительного следствия от обвиняемого, подозреваемого признательных показаний с расчетом на то, что именно эти показания впоследствии будут положены в основу приговора. Причем, как признал Конституционный Суд, недопустимым является не только прямое (путем оглашения протокола допроса), но и опосредованное (путем допроса дознавателя или следователя о содержании показаний, полученных ими в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и восстановления тем самым содержания этих показаний) использование показаний обвиняемого, подозреваемого, от которых он отказался в суде (Определение от 6 февраля 2004 г. N 44-О//СЗ РФ. 2004. N 14. ст. 1341).

Во-вторых, суды и иные правоприменительные органы не могут обязать допрашиваемое лицо в той или иной форме свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников. Они не вправе использовать для получения таких показаний угрозы (в том числе ответственностью), шантаж, иное принуждение, равно как и обман (в частности, умолчание о праве отказаться от дачи показаний). Это, конечно, не означает, что следователь или суд не может предлагать лицу дать подобные показания или пытаться в законных рамках с помощью специальной тактики и методики ведения допроса добиваться таких показаний.

В-третьих, отсутствие обязанности свидетельствовать против себя самого или против своих близких родственников предполагает право человека отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления правоприменительным органам иных компрометирующих его доказательств: предметов и орудий преступления, других вещественных доказательств, документов и т.д.

Вместе с тем, как признал Конституционный Суд в Определении от 16 декабря 2004 г. N 448-О (ВКС РФ. 2005. N 3), закрепление в Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения — независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, — различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия — при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств — не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного частью 1 ст. 51 Конституции права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ч. 3 ее ст. 55.

Не исключает данная конституционная норма возможности проведения таких следственных действий, направленных на получение объективно существующей информации (в частности, судебно-медицинской экспертизы в целях установления степени тяжести причиненного преступлением вреда здоровью), и в отношении других участников уголовного судопроизводства, несмотря на то что они являются супругом или близким родственником обвиняемого (Определение от 18 апреля 2006 г. N 123-О).

В-четвертых, доказательства, которые были получены от подозреваемого, обвиняемого, их близких родственников принудительно или вследствие неразъяснения права отказаться от дачи показаний, по смыслу ст. 49 (ч. 2), 50 (ч. 2) и 51 (ч. 1) Конституции, не могут быть положены в основу выводов и решений по уголовному делу.

В-пятых, отказ от дачи показаний, равно как и заранее не обещанное укрывательство преступления, а применительно к обвиняемому (подозреваемому) также дача заведомо ложных показаний не могут влечь уголовную или иную ответственность для лиц, указанных в комментируемой статье (ст. 307, 308, 316 УК).

Круг близких родственников, о которых идет речь в ч. 1 комментируемой статьи, подлежит определению в федеральном законе. Действующее в настоящее время уголовно-процессуальное законодательство (п. 4 ст. 5 УПК России) относит к их числу — помимо супругов — родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку и внуков.

2. Частью 2 рассматриваемой статьи 51 Конституции Российской Федерации законодателю предоставлено право расширять круг лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 69 ГПК в качестве свидетелей в гражданском процессе не могут быть вызваны и допрошены представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника; судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели — о вопросах, возникающих в совещательной комнате при вынесении решения суда или приговора; священнослужители религиозных организаций, прошедшие государственную регистрацию, — об обстоятельствах, которые стали известны из исповеди.

Сходные положения закреплены в статье 56 УПК, согласно ч. 3 которой не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Освобождение члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы от обязанности давать свидетельские показания по гражданскому или уголовному делу предусматривается также ФЗ от 8 мая 1994 г. «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (с изм. и доп.) — относительно обстоятельств, ставших им известными в связи с выполнением своих служебных обязанностей (ст. 21) (СЗ РФ. 1994. N 2. ст. 74; СЗ РФ. 1999. N 28. ст. 3466; СЗ РФ. 2001. N 7. ст. 614). Рассматривая вопрос о конституционности предоставления членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы права отказаться от дачи показаний, Конституционный Суд в Постановлении от 20 февраля 1996 г. N 5-П (СЗ РФ. 1996. N 9. ст. 828) признал его соответствующим Конституции, но не допускающим расширительного толкования и отказа от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, не связанных с осуществлением депутатской деятельности, однако необходимых в интересах правосудия при выполнении требований ст. 17 (ч. 3) и 52 Конституции Российской Федерации. Суд также отметил, что, по смыслу ст. 51 Конституции, депутат может быть освобожден от дачи свидетельских показаний о доверительно сообщенной ему гражданином информации, распространение которой в форме свидетельских показаний по существу будет означать, что лицо, доверившее ее, ставится в положение, когда оно фактически (посредством доверителя) свидетельствует против самого себя.

Отсутствие у вышеперечисленных лиц обязанности давать свидетельские показания относительно определенных групп информации не означает, что они не могут быть допрошены в гражданском, уголовном или ином судопроизводстве и по иным вопросам. Их отказ дать свидетельские показания об обстоятельствах, не указанных в соответствующем законе, может влечь применение мер уголовной ответственности на общих основаниях.

В Определении от 6 марта 2003 г. N 108-О (СЗ РФ. 2003. N 21. ст. 2006) Конституционный Суд признал, что освобождение лица от обязанности давать показания, равно как и установление запрета на его допрос, если они обусловлены целями защиты законных интересов самого этого лица либо лиц, доверивших ему свою личную тайну, не могут служить препятствием для допроса этого лица по его просьбе и с согласия его доверителей. Данная правовая позиция была распространена Конституционным Судом, в частности, на ситуацию, когда в ходе производства по уголовному делу обвиняемым было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля его защитника, которому стали известны обстоятельства фальсификации следователем материалов уголовного дела. Отказ в удовлетворении данного ходатайства со ссылкой на адвокатскую тайну означал бы, по мнению Конституционного Суда, искажение истинного смысла и целевого назначения этого важного правового института.

Читать еще:  Договор купли продажи металлопроката

Статья 51 УК РФ – что означает, отказ от показаний

Статья 51 УК РФ – это законодательный акт, который состоит из частей, что предполагают законное основание на отказ от свидетельствования против себя, родственников. Родственные связи определяются федеральным законодательством, правовым и нормативным актом, которые были утверждены органами власти и определяют общественные отношения.

Согласно гражданскому процессуальному кодексу установлен список категорий граждан по праву считающимися родственниками. Против таких категорий не свидетельствуют, полагаясь на статью 51.

Основные нюансы статьи 51

Во время предварительного следствия, когда органы порядка собирают информацию, близкие родственники, опираясь на ст. 51 могут не предъявлять сведения по проходимому делу. Судопроизводство не влияет на конституционное право граждан, при этом правом могут пользоваться все субъекты России.

Чтобы реализовать закрепленное статьей право необходимо четко разъяснить ответчику суть самого закона, его особенности и правила применения. В судебном порядке статья 51 зачитывается гражданину с конституции, при этом дополнительных объяснений или уточнений не следует. Как следствие гражданин, недопонявший суть закона, отказывается отвечать на любые вопросы, основываясь на ст. 51 уголовного кодекса.

Для избегания такого рода последствий, гражданину перед показаниями необходимо уяснить, что, имея такое право, он использует возможность не объявлять о некоторых фактах судебного процесса. Свидетель обязан рассказать об отношениях с фирмами, юридическими лицами, с которыми не состоит в родственных связях, но они участвуют в судебных разбирательствах.

Целью данного права является установление виновности ответчика или причастности к делу, по которому ведётся допрос. Все выяснения базируются на конституционной базе, если гражданин не получил уведомление о праве воспользоваться ст. 51, то собранные сведения считаются не действительными.

Как вести себя на допросе?

Общие принципы работы закона

Федеральное законодательство регулярно обновляется и уточняется, изменения вносятся органами власти, уточнения выходят отдельными документами. Последние уточнения ст.51 ее частей УК РФ выделяют такими пунктами:

  1. Гражданин имеет право во время судебного процесса не предоставлять сведения против себя, близкого родственника.
  2. Перечень категории родственников устанавливается федеральным законодательством.
  3. Федеральный закон устанавливает и другие нормативы, которые освобождают гражданина от обязанностей дачи показаний.

Закон распространяется в судебной деятельности давно, но не все знают специфику данного правового акта. Опираясь на статью 51 и ее части УК РФ нужно четко представлять, что она означает, какие права гражданина защищает.

Уточнения к правовому акту

Европейский суд имеет единую конвенцию по защите прав человека. Такое право предполагает отсутствие насильственного влияния на ответчика. Справедливая оценка судебного процесса – это тот фактор, которого добивается конвенция.

Статья 14 международной конвенции предполагает защиту ответчика. Правовой акт направлен на устранение возможности использования сведений, которые были получены против воли ответчика или были получены до судебного разбирательства.

Европейский суд утверждает, что нельзя свидетельствовать против себя, но так, же право ограничивает возможности получения других фактов посредством ответчика. Последние уточнения подтверждают факт свидетельствования против себя и близких людей не законным.

УПК имеет еще одно обозначение близких людей – это граждане, которые состоят в свойстве с ответчиком, это граждане, о которых печется ответчик. Для таких физических лиц иммунитет отсутствует согласно федеральному законодательству.

Каждое судебное дело рассматривается в индивидуальном порядке, поэтому соответствие закону определяется адвокатами, судьями.

Обозначение понятия «свидетельствования»

51 статья уголовного кодекса РФ обозначает не только понятие дачи показаний, но также и понятие свидетельствования. Свидетельствование – это не только дача показаний свидетелем, подтверждение или опровержение конкретных событий, очевидцем, который выступает ответчик. Свидетельствование – это предоставление фактов, улик подтверждающих документов, доказательная база происшествий.

Конституционный суд Российской Федерации предполагает право не свидетельствовать против себя, обозначает, что физическое лицо имеет право не только отказываться от показаний. Но и отказать в представлении любых доказательств, что способны подтвердить виновность ответчика.

Дополнения к статье

Ограничение по военной службе регламентируется федеральным законодательством и касается военнообязанных, которые проходят контрактную службу. Военная служба на контрактной основе оформляется на срок от 3 месяцев до 3 лет. Особенная часть военного кодекса предполагает за совершенное преступление против военных обязательств, контрактнику не исправительные работы, а денежные изыскания.

Из денежных выплат обвиняемому по не выполнению военной службы удерживается сумма, которая установлена судом. В государственный бюджет может взиматься не более 20 % от дохода военнослужащего.

Отбывание такого рода наказания предполагает и другие меры:

  • обвиняемого не повышают в должностях;
  • военнослужащий не получает нового воинского звания;
  • период наказания не учитывается в срок выслуги.

Военнослужащие, которые отбывают срок службы на контрактной основе, при нарушении прав подчиняются судовым разбирательствам на основании ограничений, что касаются военной службы.

Дополнения к статье

Для военнообязанных граждан соответствие уставу – это обязательное условие дальнейшей карьеры. Ограничения, которые применяются к военнообязанным, имеют и дополнительные факторы, которые влияют на военную службу:

  • Ограничение вводятся относительно военных, которые несут службу на контрактной основе.
  • Срок наказания устанавливается судовым заседанием и зависит от тяжести преступления, период отбивания наказания не вчитывается в военный срок.
  • Сумма к отчислению устанавливается после судебного разбирательства, едина на весь период отбывания наказания.

Ограничения в свободе предусмотрено другой статьей уголовного законодательства. Санкции вводятся только по отношению к четко установленным пунктам возможного нарушения порядка и дисциплины в военной части. Законом предусмотрены денежные взыскания вместо исправительных работ, на такой исход влияет состав преступления, общие материалы дела. Такие меры предусмотрены особенной частью уголовного законодательства.

Статья 51 УК РФ предполагает законный отказ от дачи показаний против себя, что означает защиту ответчика от не правомерного воздействия на свидетельствования.

Денежные взыскания

Военнослужащий, который поступил на службу по контракту, получает ежемесячные выплаты, суммы установленные федеральным законодательством. Возможные надбавки зависят от чина военного и его заслуг. Не зависимо от заработной платы при нарушении закона военному грозит ограничение в выплатах.

Сумма удержания устанавливается судом и вычитается:

  • из должностной ставки осужденного;
  • выплат по воинскому званию;
  • надбавок и премий;
  • каких-либо денежных начислений.

Денежные ограничения накладываются на все выплаты, которые получает военный во время прохождения контрактной службы.

Обозначение частей статьи 51 УК

51 статья содержит части и дополнения к уголовному кодексу российской федерации. Ответчик, перед дачей показаний в обязательном порядке должен быть ознакомлен с правом – не предъявлять сведения против себя и близких людей. Исходя из этого физические лица, ориентируясь на свое право, не несут уголовную ответственность за отсутствия свидетельствования.

Обвиняемый имеет право прийти на допрос с адвокатом. Простому гражданину, который не разбирается в правовом законодательстве сложно ориентироваться в правомерности действий по отношению к нему.

  • Часть 1 статьи 51 подтверждает право свидетельского иммунитета на любые процессуальные свидетельствования, где сведения выступают значимой юридической информацией.
  • Часть 2, 51 статьи уголовного законодательства предполагает иное освобождение от дачи показаний. Физическое лицо не имеет право распространять информацию, которую ему доверили на конфиденциальном уровне в связи с профессиональными издержками.

Дополнения статья 56 УК

Статья 51 имеет дополнения в виде других статей уголовного кодекса. В статье 56 УПК имеется перечень должностных лиц, которые могут не давать сведений, а сбор информации путем шантажа считается не законным:

  • Судьи, присяжные, которые располагают сведениями, что были получены при расследовании уголовного дела, из-за участия последнего в производстве уголовного дела.
  • Адвокат, которому была доверена информация ответчиком в связи с обращением за профессиональной помощью.
  • Священник, который узнал об обстоятельствах с исповеди.
  • Депутаты из органов власти могут не свидетельствовать о показаниях, которые стали им известные в связи с их видом деятельности.

Вся правовая база закона о праве не свидетельствовать против себя не предполагает полное отсутствие информации при судебном разбирательстве. Если произошло ходатайство со стороны защиты, то показания не могут быть скрытыми от правосудия. Безоговорочного заперта на получения сведений не существует. В каждом деле есть свои исключения. Обратное правило повлекло за собой нарушение Конституции и право на судебную защиту.

Уголовный кодекс статья 51 имеет многие нюансы и уточнения, чтобы полностью знать свои права необходимо ознакомится с дополнениями и частями правового акта. Действие статьи распространяется на граждан в зависимости от сложности дела, специфики самого судебного процесса.

ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 51 КОНСТИТУЦИИ РФ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

В. КАЛЬНИЦКИЙ, В. НИКОЛЮК

В. Кальницкий, кандидат юридических наук, доцент.

В. Николюк, доктор юридических наук, профессор.

Конституция РФ (ст. 51) провозглашает: «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется Федеральным законом». В ходе практического применения этой конституционной нормы, имеющей прямое действие, возник ряд вопросов, неоднозначно решаемых при расследовании по уголовным делам и их рассмотрении в суде. Вследствие этого иногда существенно ограничиваются права и законные интересы граждан, в других случаях доказательства признаются недопустимыми и уголовные дела возвращаются на доследование. Принятие 31 октября 1995 г. Пленумом Верховного Суда РФ Постановления «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» не внесло ясности в большинство вопросов, касающихся пределов действия и порядка реализации ст. 51 Конституции. В связи с этим представляется важным их проанализировать и прокомментировать.

Прежде всего надлежит установить круг субъектов, которым нужно разъяснять содержание ст. 51 Конституции. Дело в том, что в самой статье сформулировано общее право граждан не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (законодатель использовал выражение «никто не обязан свидетельствовать») и не называются субъекты процессуальной деятельности, получившие такое право, а также не указываются процессуальные отрасли (конституционный, гражданский, уголовный, административный процесс), в которых оно реализуется.

Применительно к уголовному судопроизводству очевидно, что ст. 51 предоставляет дополнительные права свидетелям. В публикациях, комментирующих Конституцию, утверждалось, что в уголовный процесс введен принцип свидетельского иммунитета, а право свидетеля отказаться от дачи показаний распространяется и на потерпевшего, поскольку закон устанавливает единый порядок их допроса. Одновременно подчеркивалось, что в разъяснении ст. 51 Конституции обвиняемому и подозреваемому нет необходимости, так как у них нет обязанности давать показания.

Изложенная позиция отражает представления многих юристов. Поэтому данное в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. разъяснение о том, что ст. 51 должна разъясняться также подсудимому, обвиняемому и подозреваемому, воспринято как расширительное, в некоторой степени неожиданное, даже как некий юридический «изыск». Тем не менее на сегодняшний день с учетом обязательности постановлений Пленума Верховного Суда РФ не подлежит сомнению, что положения ст. 51 Конституции следователь обязан разъяснять подозреваемому, обвиняемому, свидетелю и потерпевшему.

По большому счету ст. 51 должна разъясняться и при получении объяснений, особенно у граждан, чья причастность к преступлению проверяется, а также при составлении протокола явки с повинной. Американское «правило Миранды», подобием которого стала рассматриваемая конституционная новелла, зачитывается гражданину при первом его соприкосновении с полицией. Объяснения и протоколы явки с повинной являются доказательствами в «ранге» иного документа и не могут составляться в условиях, когда граждане находятся в неведении своих основных прав. Однако неразъяснение ст. 51 при составлении этих документов не должно влечь обязательного признания их недопустимыми, так как гарантированный Конституцией гражданам свидетельский иммунитет может быть обеспечен в рамках производства по уголовному делу.

На практике весьма актуальным оказалось и определение момента вступления в силу положений ст. 51 Конституции. Характерен в этом отношении следующий случай.

В судебном заседании, состоявшемся в Омском областном суде в марте 1996 г., защитник одного из подсудимых при оглашении показаний подзащитного, данных на предварительном следствии, произнес лаконичную фразу: «Статья 51». Суд его понял и внимательно изучил протокол допроса. Оказалось, что первоначально подсудимый допрашивался на предварительном следствии в качестве свидетеля и отметки о разъяснении ему названной конституционной нормы не было. Председательствующий тут же признал первые «признательные» показания подсудимого недопустимыми. Суд перешел к исследованию последующих показаний подсудимого, данных им в качестве подозреваемого. Вновь защитник ссылается на то же обстоятельство и заявляет ходатайство о признании показаний недопустимыми. Статья 51 Конституции подозреваемому действительно не разъяснялась, но суд и другие участники процесса согласились с мнением народного заседателя (одного из авторов этих строк), что во время производства допроса (ноябрь 1995 г.) Постановление Пленума Верховного Суда РФ еще не было опубликовано, а необходимость разъяснять подозреваемому ст. 51 Конституции прямо из нее не следует.

Читать еще:  Договор купли продажи ткани образец

По указанным соображениям вряд ли можно согласиться с позицией кассационной палаты Верховного Суда РФ, которая отменила постановленный с участием присяжных приговор по делу об убийстве на том лишь основании, что при допросах осужденных на предварительном следствии в качестве подозреваемых и обвиняемых в начале 1995 г. не разъяснялась ст. 51 Конституции (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1996, N 7, с. 16). Считаем, что незнание положения закона о праве не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников может влечь признание показаний недопустимыми, если лица допрашивались в качестве свидетеля или потерпевшего после вступления в силу Конституции, а в качестве подозреваемых, обвиняемых, подсудимых — после 28 декабря 1995 г. — дня опубликования разъяснений Пленума Верховного Суда РФ.

Ясного представления нет и в отношении того, всем ли свидетелям (потерпевшим) надо разъяснять положения ст. 51 Конституции.

По смыслу закона лицо не обязано свидетельствовать в тех случаях, когда это может изобличить его лично, супруга или близких родственников. В других ситуациях освобождения от обязанности свидетельствовать не происходит. Таким образом, чтобы не нарушать права свидетеля или потерпевшего, надлежит учитывать предмет его показаний. Иногда это сделать несложно, порой — проблематично. Нет необходимости, например, прибегать к разъяснению ст. 51, если допрашиваются понятые о ходе следственного действия. Напротив, такое разъяснение в связи с прямым предписанием Конституции требуется при получении сведений о супруге или близком родственнике. Во всех случаях, когда не исключается хотя бы малейшая вероятность, что показания свидетелей (потерпевших) могут «обернуться» против них самих, их надо знакомить с анализируемым конституционным правом.

Вместе с тем во многих следственных подразделениях и судах ст. 51 Конституции разъясняют только близким родственникам обвиняемого (подозреваемого) и подсудимого. Причина тому — буквальное восприятие текста Постановления Пленума Верховного Суда от 31 октября 1995 г., п. 18 которого предусматривает, что положения указанной статьи Конституции должны быть разъяснены также супругу или близкому родственнику подсудимого перед допросом этого лица в качестве свидетеля или потерпевшего. Представляется, что в Постановлении Пленума обозначен лишь частный случай применения ст. 51. Поэтому неверно по существу мнение отдельных практических работников о том, что право отказаться от дачи показаний должно разъясняться только тем свидетелям, которые впоследствии могут стать подозреваемыми и обвиняемыми по этому делу.

Нет единообразия и в процессуальном оформлении факта разъяснения участникам процесса содержания ст. 51 Конституции. На практике используются преимущественно два варианта: 1) положения ст. 51 разъясняются участникам процесса только перед первым допросом (в отдельных случаях в начале расследования у лица отбирается подписка об этом либо составляется протокол о разъяснении ст. 51); 2) данное конституционное положение разъясняется свидетелю (потерпевшему, подозреваемому, обвиняемому) непосредственно перед соответствующим следственным действием, в ходе которого даются показания. Второй вариант представляется более предпочтительным.

Гражданин должен знать свои права, в том числе право не давать показания против себя или близких родственников, в каждом случае его допроса. Допросы могут проводиться с длительным разрывом по времени, и не исключено, что допрашиваемый забудет имевшее место в начале расследования разъяснение ст. 51 Конституции. К числу следственных действий, при производстве которых надлежит разъяснять сущность «привилегии против самообвинения», относятся допрос, очная ставка, предъявление для опознания.

Распространено мнение, что при разъяснении свидетелю, потерпевшему положений ст. 51 Конституции они не должны предупреждаться об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Предупреждение об уголовной ответственности действительно в некоторой степени нейтрализует конституционное право «хранить молчание» и является психологическим давлением на свидетеля. В то же время отказаться от предупреждения об уголовной ответственности нельзя. Интересы правосудия требуют гарантий достоверности свидетельских показаний. «Компромисс» может быть достигнут умелым, тактически грамотным разъяснением закона. Свидетель обязан давать правдивые показания, и эту обязанность с него никто не снимал. И лишь тогда, когда его показания могут быть использованы против него самого или близких родственников, он имеет возможность воспользоваться представленной привилегией. Сложность, однако, заключается в том, что предмет показаний во многих случаях заранее трудно механически расчленить на доли: «здесь говори, здесь молчи». Иногда информация, на первый взгляд не грозящая неприятностями свидетелю или его близким, может стать таковой, если не в этом, то в другом деле.

Кроме того, заранее перед допросом не всегда можно даже предположить, какие фактические данные будут сообщены. Поэтому в каждой конкретной ситуации следователь или судья должны самостоятельно определять порядок разъяснения Конституции и уголовного закона. И дело даже не в последовательности такого разъяснения (согласны, что в простых ситуациях сначала разъясняется Конституция, потом УК), а в избирательности.

Не исключено, что следователь или судья вообще откажутся от предупреждения от уголовной ответственности свидетеля, потерпевшего. Разъяснение им ст. 51 Конституции, а также тот факт, что на основании примечания к ст. 308 УК РФ лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников, не освобождает его от уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний, если будет доказано, что сообщаемые или истребуемые сведения объективно не могли быть использованы против этого лица или его близких родственников.

«Привилегия против самообвинения» не влечет права свидетеля (потерпевшего) отказаться от явки по вызову органа расследования или суда. Процессуальный статус участника уголовного процесса определяется не его усмотрением, а решением государственных органов, осуществляющих уголовное судопроизводство. Лицо, вызванное на допрос в качестве свидетеля или потерпевшего, обязано явиться в установленное время. Быть свидетелем и свидетельствовать — разные вещи. Если во время допроса или иного следственного действия станет очевидным, что сведения о фактах, истребуемые от свидетеля, могут быть использованы против него самого или близких родственников, он вправе прибегнуть к предоставленному законом иммунитету. Вызов к следователю или в суд не предопределяет предмета показаний свидетеля и потерпевшего. Уклонение от явки по вызовам неправомерно. Уголовно-процессуальная санкция за подобные действия — принудительный привод.

При применении ст. 51 Конституции возникает вопрос о ее распространении на лицо, проживающее с обвиняемым (подозреваемым), подсудимым в фактических брачных отношениях, но без официальной регистрации.

Согласно разъяснению Верховного Суда РФ (Постановление No. 603 п. 95 по делу Дарчук), «в силу ст. 51 Конституции Российской Федерации сожитель не освобождается от обязанности давать свидетельские показания, так как не является ни супругом, ни близким родственником. Венчание в церкви, наличие совместных детей и ведение общего хозяйства по смыслу п. 9 ч. 1 ст. 34 УПК РСФСР не порождает супружеских отношений и не освобождает от обязанности свидетеля». С формально — юридической стороны такое толкование безупречно и им необходимо руководствоваться. Хотя, не будем скрывать, первоначально до ознакомления с позицией высшего судебного органа нам представлялось, что по смыслу закона в тех ситуациях, когда следователь или судья убеждены, что отношения между людьми, длительное время проживающими в незарегистрированном браке, могут именоваться супружескими, они вправе разъяснить таким лицам положения ст. 51 Конституции.

Несколько слов необходимо сказать и о порядке разъяснения ст. 51 Конституции несовершеннолетним (в том числе малолетним) участникам уголовного процесса.

Положения данной статьи должны разъясняться всем несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым.

Поскольку свидетелем и потерпевшим может быть любое физическое лицо, независимо от возраста, применение ст. 51 осуществляется с учетом реальной способности несовершеннолетнего понять смысл разъясняемого юридического права.

Несовершеннолетние свидетели и потерпевшие, достигшие четырнадцати лет (по аналогии с возрастом, по достижении которого наступает уголовная ответственность), в общей массе способны усвоить содержание этой конституционной нормы и воспользоваться ею. Лицам от 14 до 16 лет разъясняется право не свидетельствовать против себя и своих близких родственников и одновременно необходимость правдиво рассказать все иные известные им по делу обстоятельства. Обязанность правдиво свидетельствовать лежит на свидетелях и потерпевших и в том случае, если они сознательно решили дать показания, касающиеся их лично и близких родственников. С шестнадцати лет разъясняется как конституционная норма, так и статьи Уголовного кодекса, предусматривающие уголовную ответственность за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Малолетние (по принятой в законодательстве градации — лица до 14 лет) свидетели и потерпевшие не всегда в состоянии осознать сущность предоставленного им законом свидетельского иммунитета, а значит — реально использовать свои конституционные права.

Разъяснение содержания ст. 51 малолетним в некоторых ситуациях будет выглядеть не вполне серьезно. Поэтому в тех случаях, когда предметом показаний малолетних является преступная деятельность родителей (например, в части сокрытия краденого, причинения вреда здоровью кому-либо), их допрос нецелесообразен. Не исключена обоснованная постановка заинтересованными участниками процесса вопроса об отказе от допроса этих лиц или о признании уже полученных показаний недопустимыми. Аналогичные ходатайства могут быть заявлены в связи с проведением очной ставки или предъявления для опознания, в содержание которых входят показания малолетних.

Конституция РФ, 51 статья. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников

Статья 51 Конституции РФ гласит следующее:

1. Никто (подразумевается любое физическое лицо, без привязки к статусу гражданина) не обязан давать свидетельские показания против себя лично, своего супруга и близких родственников.

2. Федеральный закон может устанавливать другие случаи освобождения от обязательства давать свидетельские показания.

Содержание так называемого свидетельского иммунитета включает в себя право не оговаривать себя самого, своих близких родственников и супругов, хранить молчание, не оказывать содействие следствию (в определённых пределах). В той или иной форме привилегия против самоизобличения предусмотрена в законах почти всех стран и в международном праве (Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод).

Большое значение имеет 51 статья Конституции РФ в уголовном судопроизводстве. В процессе следствия и суда свидетельские показания нередко определяют судьбу конкретного человека.

Право на молчание в законе РФ

Большинство людей, обладая юридическими знаниями на бытовом уровне, представляют смысл ст. 51 Конституции РФ по фильмам производства США. Фраза «вы можете хранить молчание; всё, что вы скажете, может быть использовано…» знакома многим. В иностранном праве это положение называют «правило Миранды» и подразумевают, что любые сведения, полученные от задержанных до разъяснения им (устно) процессуальных прав, не могут использоваться в суде в качестве доказательств. Поэтому их стараются разъяснить немедленно.

Но в России «правило Миранды» не действует, и люди, не отвечающие на любые вопросы представителей правоохранительных органов, часто действуют себе во вред. Они вправе не сообщать сведения, которые навредят им лично или их близким, но не могут молчать совсем.

Запрет на самооговор

Привилегия против самообвинения — важная составляющая ст. 51 Конституции РФ. Она отдельно прописана в основных кодексах — УПК, АПК, КоАП и ГПК РФ.

Стоит отметить, что предпосылки к свидетельскому иммунитету появились ещё в Англии XII века, когда подозреваемых в ереси заставляли давать клятвы ex officio. В современном мире это правило — важнейший из принципов правосудия. Ему уделяют особое внимание в США, Австралии, ФРГ, Канаде и странах Евросоюза. Но процессуальная реализация привилегии против самооговора различается в зависимости от системы, принятой в государстве.

1. В странах общего (прецедентного) права, если подозреваемый соглашается на показания, то его допрашивают как свидетеля. Соответственно, его могут привлечь к ответственности за последующий отказ от показаний или сообщение заведомо ложных сведений.

2. В государствах континентальной системы (в том числе в РФ) подозреваемого или обвиняемого, отказавшегося от показаний или давшего ложную информацию, не привлекают к ответственности. Считается, что он действует в рамках защиты от самоизобличения.

Читать еще:  Подлежит ли возврату уцененный товар по закону

Право отказаться от свидетельских показаний связано не только с рассказом о конкретном проступке. Лицо может не сообщать любую информацию о себе, которая в последующем может быть использована в уголовном процессе в качестве доказательств.

Свидетельские показания против супругов и родственников

Перечень лиц, против которых можно отказаться давать показания, приведён в п. 4 ст. 5 УПК РФ. В него входят:

  • Супруги — лица, с которым брак зарегистрирован в органах ЗАГС.
  • Родители или усыновители.
  • Дети, включая усыновлённых.
  • Родные, в том числе единокровные и единоутробные, братья и сёстры.
  • Внуки.
  • Бабушки или дедушки.

Список закрытый и распространяется на все виды производств — подобный же перечень приведён в других кодексах РФ. Большим упущением является то, что в него не включены отчимы, мачехи, сожители (гражданские супруги). В рамках уголовного производства свидетели вправе использовать п. 3 ст. 5 УПК РФ о понятии «близких людей» (лиц, состоящих в родстве, либо лиц, благополучие которых дорого свидетелю в силу личной привязанности). Формально в их отношении тоже может быть применено право, на которое указывает Конституция РФ, 51 статья.

Гарантии от принуждения

Использование действий (угрозы, шантажа) по принуждению к даче показаний — это уголовно наказуемое деяние по ст. 302 УК РФ. Предполагается, что любые сведения об обстоятельствах спора или преступления должны быть даны добровольно, с полным понимаем последствий сказанного. Формально этот принцип нигде не указывается, но Европейская конвенция подразумевает его в основе самого понятия справедливого правосудия.

В России именно с гарантиями от принуждения и связана практика по разъяснению ст. 51 Конституции РФ перед составлением всех процессуальных документов в рамках уголовного производства и судебных процессов.

Конституция РФ (статья 51, толкование которой предусматривает право на абсолютную защиту от самооговора) формально делает невозможной явку с повинной. Ведь по сути это нарушение свидетельского иммунитета.

Верховный суд РФ для подобных случаев указал, что признание вины обвиняемым или подозреваемым не является показаниями и не требует участия адвоката. На практике в следственных органах перед составлением соответствующего протокола о признании в чём-либо лицу разъясняются (под роспись) положения ст. 51 Конституции РФ.

Ограничения свидетельского иммунитета

Очень важно понимать возможное для данной нормы применение. Статья 51 Конституции РФ ограничена несколькими запретами, предусмотренными действующим законом и правоприменительной практикой.

  • Подозреваемый (обвиняемый, свидетели) обязан принимать участие в следственных мероприятиях, которые требуют его активности (очная ставка, освидетельствование, опознание).
  • Получение, в том числе принудительное, от участников процесса образцов крови, мочи, выдыхаемого воздуха, образцов голоса для дальнейшего использования в доказывании. Необходимость этих действий подтверждает и Конституционный суд РФ.
  • Возможен допрос других людей об обстоятельствах и ситуациях, ставших им известными от лица, воспользовавшегося свидетельским иммунитетом, для последующего применения полученных сведений в доказательственной базе.
  • Законом РФ (ст. 1.5 КоАП РФ) установлены исключения из презумпции невиновности. Лицо в некоторых случаях обязано доказать свою невиновность. В странах Евросоюза такое правило распространяется на владельцев машин, которых обязывают доказывать невиновность в нарушении ПДД.

Право отказать в содействии

Статья 51 Конституции РФ, комментарии к которой используются в правоохранительной практике, подразумевает также иные действия, кроме отказа от показания. В частности, в её содержание входит право не содействовать процессу уголовного преследования. Оно включает:

  • Отказ от предоставления каких-либо объяснений или информации.
  • Явка с повинной (признание вины). Если подозреваемый отказался от признания в преступлении во время первого допроса, никто не вправе настаивать на этом при последующих.
  • Невыдача вещей, документов или ценностей для проведения следственных действий.

Ответственность свидетеля

В рамках уголовного процесса свидетелей неизменно предупреждают о последствиях дачи показаний, а также об ответственности за ложь и введение следствия или суда в заблуждение.

Лжесвидетельство как преступление против правосудия было известно ещё в Древнем Риме. Современный закон РФ подразумевает под ним сообщение заведомо ложной информации о фактах и обстоятельствах, которые известны свидетелю (эксперту, специалисту) и могут повлиять на результаты следствия или решение суда. Ответственность за него предусмотрена ст. 307 УК РФ.

Практика уголовного следствия показывает, что чаще всего лжесвидетельствуют сожители (гражданские супруги), друзья, соседи и знакомые потерпевших и обвиняемых. Причиной их действий по большей части является сочувствие к возможным преступникам или их родным, недоверие к полиции, но нередки и попытки «свести счёты».

В рамках преступления по ст. 307 УК РФ возможно несколько ситуаций:

1. Добросовестное заблуждение, когда свидетель неправильно воспринимает какой-либо факт, влияющий на результаты следствия.

2. Использование лжи как средства защиты от подозрений. Распространённая ситуация, когда свидетели отказываются от сообщений о сведениях или даже от собственных показаний, чтобы избежать обвинений в преступлении. Но здесь тоже может быть применена статья 51 Конституции РФ. Примеры использования, освобождающие от ответственности:

  • Свидетель утверждает, что не покупал наркотические средства у обвиняемого, потому что в этом случае он фактически признаётся в преступлении по ст. 228 УК РФ. Его заведомая ложь не влечёт ответственности, так как он защищает себя от оговора.
  • Свидетель сообщает недостоверные сведения, так как полагает, что в противном случае он сам станет подозреваемым в преступлении.

Если человек путём лжи пытается не признаться в уголовно наказуемом деянии, то ответственность по ст. 307 УК РФ для него не наступает, потому что Конституция РФ (51 статья) защищает от самооговора. Но совершенно иная ситуация, если лжесвидетельствуют ради общественного мнения. Люди часто пытаются казаться более сознательными, законопослушными или внимательными, чем есть на самом деле.

3. Заведомо ложный донос (сообщение о преступлении) часто используют, чтобы отвести подозрения. Ответственность за это преступление предусмотрена ст. 306 УК РФ.

Качество и результаты правосудия напрямую зависят от выполнения людьми гражданского долга. Однако предупреждение об ответственности за лжесвидетельство по-прежнему многими воспринимается как пустая формальность. Поэтому и уровень преступлений по ст. 306-307 УК РФ остаётся высоким.

Иные виды свидетельского иммунитета

Конституция РФ (51 статья в ч. 2) предусматривает случаи освобождения от дачи показаний, в зависимости от статуса свидетеля и обстоятельств, которые он должен пояснить. В этот перечень входят:

  • Судьи или присяжные заседатели — о фактах, ставших им известными в рамках рассмотрения конкретного уголовного дела.
  • Адвокаты и защитники — информация, которая стала им известна в процессе оказания юридических услуг. Действительно для уголовного и гражданского процессов.
  • Священнослужители (христианство, буддизм, ислам) не могут раскрывать сведения, полученные от прихожан в процессе исповеди. При этом представители сект и вероучений не вправе использовать этот вид иммунитета.
  • Депутаты представительных органов федерального и регионального уровня вправе отказаться свидетельствовать об обстоятельствах, которые стали им известны в период осуществления полномочий.
  • Дипломаты (все наделённые этим статусом, включая технических работников) — о любых обстоятельствах и фактах. Но иммунитет прекращает своё действие, если от иностранного государства получено согласие на допрос.

В этом списке допущены определённые пробелы. Например, иммунитетом не обладают помощники адвокатов, переводчики и представители граждан, которые не являются их родственниками. Все они могут быть допрошены без права отказа.

Конституция РФ, 51 статья — очень важная норма для отечественного законодательства и страны, пережившей время массовых репрессий. Она является гарантом соблюдения прав человека и гражданина в период общения с правоохранительными и судебными органами.

Статья 51 Конституции РФ

Толкование положений статьи 51 Конституции РФ

. Положение статьи 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации в соотнесении со статьями 23, 24, 45, 46 и 52 Конституции Российской Федерации означает недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя или своих близких. Из неотъемлемого права каждого человека на защиту себя или своих близких, права каждого человека не свидетельствовать против самого себя и не быть принуждаемым к даче таких показаний вытекает, что как в части 1, так и в части 2 статьи 51 в число лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания, включаются те, кто обладает доверительной информацией, будь то в силу родственных связей или по роду своей профессиональной деятельности (адвокат, священник и т.п.). Доверительную информацию по роду своей деятельности может получить и депутат. Распространение такой информации в форме свидетельских показаний по существу означает, что лицо, сообщившее (доверившее) ее, ставится в положение, когда оно фактически (посредством доверителя) свидетельствует против самого себя. Именно по такого рода доверительной информации депутат может быть освобожден от дачи свидетельских показаний.

Из положений статьи 51 в ее системной связи со статьей 98 Конституции Российской Федерации следует, что депутат вправе отказаться от дачи свидетельских показаний по гражданскому или уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с выполнением им депутатских обязанностей.

Освобождение адвоката от обязанности свидетельствовать об обстоятельствах и сведениях, которые ему стали известны или были доверены в связи с его профессиональной деятельностью, служит обеспечению права каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (статья 23, часть 1, Конституции Российской Федерации) и является гарантией того, что информация о частной жизни, конфиденциально доверенная лицом в целях собственной защиты только адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в том числе как свидетельство против него самого (статья 24, часть 1; статья 51 Конституции Российской Федерации).

. В соответствии со статьей 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом (часть 1); федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания (часть 2).

Освобождение лица от обязанности давать показания, могущие ухудшить положение его самого или его близких родственников либо привести к разглашению доверенной ему охраняемой законом тайны, т.е. наделение этого лица свидетельским иммунитетом, является одной из важнейших и необходимых предпосылок реального соблюдения прав и свобод человека и гражданина. Вместе с тем применительно к уголовному судопроизводству свидетельский иммунитет, по смыслу статьи 51 Конституции Российской Федерации и конкретизирующих ее пункта 40 статьи 5, статьи 56 и части восьмой статьи 234 УПК Российской Федерации, не может рассматриваться в качестве препятствия для реализации лицом, обладающим таким иммунитетом, права использовать известные ему сведения, в том числе в целях обеспечения и защиты прав и законных интересов лиц, которых эти сведения непосредственно касаются.

. Согласно части восьмой статьи 234 УПК Российской Федерации по ходатайству сторон в качестве свидетелей могут быть допрошены любые лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом. Из данной нормы во взаимосвязи с пунктом 40 статьи 5, статьей 56, частью четвертой статьи 271 и статьей 278 УПК Российской Федерации не следует, что запрет обязывать лицо, обладающее свидетельским иммунитетом, давать показания относительно обстоятельств досудебного производства исключает право такого лица дать соответствующие показания в случае, если оно согласно на это, при условии, что ему как свидетелю разъясняется возможность использования показаний в качестве доказательств по уголовному делу.

. Освобождая адвоката от обязанности свидетельствовать о ставших ему известными обстоятельствах в случаях, когда это вызвано нежеланием разглашать конфиденциальные сведения, пункт 2 части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации вместе с тем не исключает его право дать соответствующие показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений. Данная норма также не служит для адвоката препятствием в реализации права выступить свидетелем по делу при условии изменения впоследствии его правового статуса и соблюдения прав и законных интересов лиц, доверивших ему информацию. В подобных случаях суды не вправе отказывать в даче свидетельских показаний лицам, перечисленным в части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации (в том числе защитникам обвиняемого и подозреваемого), при заявлении ими соответствующего ходатайства. Невозможность допроса указанных лиц — при их согласии дать показания, а также при согласии тех, чьих прав и законных интересов непосредственно касаются конфиденциально полученные адвокатом сведения, — приводила бы к нарушению конституционного права на судебную защиту и искажала бы само существо данного права.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector